«Маляве» дадут ходу

«Маляве» дадут ходу

Общение граждан, находящихся в местах не столь отдаленных, с внешним миром, вероятно, скоро станет более открытым.

Без вести пропавшие

Предлагается установить право осужденных на получение информации об отправке письма, а также установить срок цензуры 3 рабочих дня.

В отношении корреспонденции, написанной на иностранном языке, предлагается дать цензорам 7 рабочих дней. Такие поправки в УИК РФ внесли члены комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции.

Также депутаты намерены установить четкий перечень организаций и должностей, переписка осужденных с которыми не подлежит перлюстрации (например, президент, суд, прокуратура, общественные наблюдательные комиссии).

— К нам за 11 месяцев этого года поступило порядка 450 писем из мест лишения свободы. Среди них есть и жалобы осужденных на то, что их корреспонденция не доходит в какие-то инстанции, — говорит начальник отдела по взаимодействию с правоохранительными органами аппарата уполномоченного по правам человека в Нижегородской области Владимир Окмянский. — Когда начинаем разбираться, то бывает трудно установить истину: осужденный говорит, что бросил письмо в ящик, а сотрудники ФСИН утверждают, среди посланий его не было.

В таких случаях, как рассказал наш собеседник, приходится обращаться в администрацию исправительного учреждения и там проверять по журналу отправленной корреспонденции. Иногда якобы потерянные письма находятся. Но нередко бывают случаи, когда осужденному не считают нужным ответить, и у того рождаются подозрения, что обращение не ушло. Бывают и такие «писучие» граждане, которые сами забывают, кому и сколько отправляли писем, поэтому и путаются в подсчетах.

Послания через журнал

— Как сделать так, чтобы письма отправлялись стопроцентно? — размышляет Владимир Окмянский. — Я бы предложил по аналогии с тем, как в полиции у граждан принимают сообщение о происшествии. Осужденному при отправке корреспонденции надо выдавать талон-уведомление с указанием адресата и зафиксировать сей факт в журнале.

Что касается срока данной процедуры, давать цензорам 3 или 5 дней, то Владимир Аркадьевич считает это не принципиальным. По данным, которыми располагает аппарат уполномоченного по правам человека, особых задержек писем нижегородских осужденных нет.

— Впрочем, к уполномоченному обращения должны поступать без цензуры, поэтому точно сказать, сколько она длится в других случаях, не могу, — делает оговорку начальник отдела аппарата уполномоченного.

Редакция располагает данными, что, например, за 8 месяцев этого года «постояльцы» ИК-11 (Борский район) подали в общей сложности аж 7100 жалоб. Насколько они обоснованны и были ли по ним проведены проверки — это другой вопрос. Но то, что учет их ведется, свидетельствует о беспрепятственном общении зэков с внешним миром.

Правозащитники, правда, располагают и другими фактами. Бывает, напишет сиделец жалобу в суд или еще куда, а его вызывают в администрацию и говорят: мы, дескать, не читали твоего письма, но ты расскажи нам, что ты там написал? Такая позиция понятна, ведь сотрудники хотят подстраховаться: а вдруг их проверять приедут. Такие разговоры направлены на запугивание арестантов. Найти же причину, чтобы его наказать за письмотворчество, довольно несложно.

Ольга МАКАРОВА.
Фото Владимира ПОЛЫГАЛИНА.