Дикий интернационал

Новый политический термин, который ввел в обиход президент Владимир Путин в своем обращении к Федеральному собранию в минувший День Конституции, не сходит с уст политологов, журналистов, специалистов по межнациональным проблемам и депутатов Государственной думы.

Арзамасский синдром

— Это своего рода аморальный интернационал, в который входят и распоясавшиеся и обнаглевшие выходцы из некоторых южных регионов России, и продажные сотрудники правоохранительных органов, которые крышуют этническую мафию, и так называемые русские националисты, разного рода сепаратисты, которые любую бытовую трагедию сделают поводом для вандализма и кровавой бузы, — подчеркнул Путин в своем выступлении.

В самом деле, ведь межнациональный характер носил скандал, который возник в Арзамасе после столкновения русских парней с армянами, а не сама драка, которая, по единогласному определению правоохранительных органов и очевидцев, была сугубо бытовой. Точно такие же пьяные стычки происходили возле этого злополучного кафе «Очаг», по свидетельству тамошних жителей, практически каждую ночь, потому что это питейное заведение, которое работает дольше остальных — к примеру, по пятницам, субботам и воскресеньям аж до трех часов ночи. И сюда приходят не те, кто решил поужинать и выпить кофе, а с заведомым расчетом как следует оттянуться. Что происходит с широкой русской натурой после того, как она под воздействием алкоголя становится еще шире, объяснять никому из живущих в России не надо.

Но ведь арзамасцы требовали от властей не ограничения продажи водки, не регламентизации работы общепита, они требовали «убрать приезжих, которые обнаглели».

— Я работаю честно от темна до темна, мои дети родились в этой стране и по-русски говорят без акцента, — с горечью откровенничал один из здешних предпринимателей Самвел К., который, как и многие «приезжие», теперь боится не только выходить из дома, но и называть свою фамилию. — Дети в школе учатся на четверки и пятерки, они связывают свое будущее с Россией — разве ей не нужны такие граждане?

То, как часто приезжие «хватаются за нож», в Арзамасе еще сосчитают. Но вот голая статистика, которую привел в разговоре с журналистом глава Арзамасского ОВД полковник полиции Евгений Емельянов:

— С начала года в нашем городе зарегистрировано 1006 преступлений, из них только 8 совершены мигрантами…

Примечательна одна из многочисленных реплик, которая осела в эти дни на одном из форумов в Интернете: «Когда двухлетнего ребенка заживо сожгли в печке (недавний случай, происшедший в русской семье в Дальнеконстантиновском районе. — Авт.), никто на площадь не вышел…»

Согласны на всё

В свое время в рамках стажировки, которая проходила в США, автору этих строк довелось побывать в нескольких американских тюрьмах. Во всех, включая женскую пересыльную тюрьму в Вандалии, штат Миссури, львиную долю заключенных составляли чернокожие мужчины и женщины. Помнится, лишь один из наших тогдашних собеседников — администратор федеральной тюрьмы строгого режима Supermaxprison Marion в штате Иллинойс Кевин Марфи, — рискуя навлечь на себя гнев борцов против расизма, коих в Америке видимо-невидимо, признал это вслух:

— Афроамериканцы преступают закон гораздо чаще, сказывается низкий культурный, образовательный, экономический и социальный уровень так называемых blaсk region, выходцами из которых они являются…

Заметим, что из бывших союзных республик к нам приезжают не те, чей статус позволяет и на родине у себя хорошо устроиться, а те, чей уровень профессиональной квалификации, образования, читай — культуры, оставляет их там без работы. И они согласны здесь за несколько тысяч в месяц мести дворы, убирать мусор, разгружать вагоны — одним словом, выполнять самую грязную и неблагодарную работу, на которую в России охотников находится немного. Чего греха таить, у многих наших граждан есть еще одно неистребимое свойство: стремление поменьше работать и побольше получать.

…Так вот, многие из сотрудников правоохранительных органов отмечают, что немалую толику в криминальную статистику региона вносят именно те, кто приехал нас заменить на низкоквалифицированной работе.

— Специальной статистики по национальному признаку мы не ведем, — рассказывает старший помощник руководителя Следственного управления СКР по Нижегородской области полковник юстиции Юлия Склярова, — но с увеличением количества мигрантов, гастарбайтеров растет и число преступлений. В основном это грабежи, кровавые разборки между своими и, конечно же, изнасилования.

Оно и понятно: зачастую молодые парни, здоровые мужики подолгу живут здесь скопом, вдали от своих женщин, и тогда на глаза им попадаются наши женщины. Причем жертвами они выбирают либо юных девочек, либо старушек, то есть тех, чье сопротивление им сломить «по силам», или в безлюдном месте, или ночью. А то нападают группой, как это было прошлым летом в центре Нижнего на улице Варварской, когда студентка стала жертвой троих насильников-гастарбайтеров. «НН» регулярно информируют своих читателей о подобного рода преступлениях.

К примеру, случай в Кстовском районе, когда подвыпивший гастарбайтер, 24-летний молодой человек, купаясь в здешнем озере, присмотрел себе подругу — 56-летнюю купальщицу. Дождался, когда женщина выйдет из воды, оденется, а потом проследовал за ней и напал сзади.

— Как мне кажется, это только начало нашей большой проблемы, — еще тогда поделилась своими опасениями Юлия Юрьевна. — Гастарбайтеры, населившие регион, заметно усугубляют криминогенную обстановку. Среди них немало асоциальных личностей, которые воруют, дерутся, а теперь, похоже, и заглядываются на наших женщин.

В том же Кстовском районе в деревне Ленинская Слобода в одном из частных домов два брата из Узбекистана не поделили заработанные деньги. Между 32-летним мужчиной и его 46-летним родственником произошла ссора, в ходе которой младший схватил нож и ударил брата в грудь. В ответ на это мужчина также схватил нож и нанес два ранения в живот своему обидчику. От полученных ран младший брат скончался на месте. Старший госпитализирован в реанимацию больницы.

Нелегальная колония

То, что Кстовский район чаще остальных упоминается в криминальной хронике, не случайно. Да, на нижегородских стройках немало легальных и нелегальных гастарбайтеров, рынки областного центра и районных городов области тоже давно «захватили» приезжие, теперь в наших супермаркетах они работают не только «за кулисами» — на фасовке и разгрузке товаров, не только моют здесь полы и витрины, все чаще на месте кассира сидит чернобровая Рита — это по бейджику, а по паспорту — Мехрибан. А то приветливо улыбается из-за прилавка, широтой улыбки компенсируя недостаточное знание русского языка… По официальным данным, в нашем регионе сегодня зарегистрированы 140 тысяч приезжих, неофициальных гостей никто не считал.

И все-таки Кстовский район на миграционной карте региона занимает сегодня особое место. Именно здесь строится крупный производственный комплекс, а работают на строительстве исключительно гастарбайтеры.

— В Кстове проживает около 115 тысяч человек, — рассказывает заместитель руководителя здешнего следственного отдела СУ СКР по Нижегородской области майор юстиции Сергей Сергеев. — Теперь приблизительно еще 15 тысяч гостей — с временной регистрацией в этом городе. Это по официальным данным…

Сколько здесь живет и работает нелегалов, не знает никто. Как, впрочем, и в целом по Нижегородской области. Зато есть другая статистика.

— Только за минувший летне-осенний сезон в результате миграционных проверок было возбуждено 6 уголовных дел о взятках против сотрудников полиции, «крышующих» нелегалов, — рассказывает Сергей Викторович.

Очень часто возникают разборки между своими. Узбекский рабочий на глазах у всех из ревности зарезал свою жену-узбечку, которая в местной столовой разносила еду. Гражданин Молдовы в пылу ссоры убил своего же соотечественника…

Ну, а то, что рабочие-гастарбайтеры время от времени вступают в противоправные отношения с местными, здешние правоохранители не скрывают. То узбек русскую женщину изнасиловал, то украинский гость нашего парня убил за то, что не дал телефон позвонить. Народ здесь по этому поводу на вече не собирался, но теперь, после событий в Арзамасе…

Есть в этой печальной шутке доля опасной правды: где «аморальный интернационал» проявится в следующий раз, никто пока не знает. Но три составляющие этого уродливого явления — низкий уровень нравственности, слабость законов и бездействие правоохранительных органов, которое президент назвал «крышеванием», — у нас налицо. А посему час толерантности, объявленный политиками, мы можем не продержаться. Тем более что провокаторы не дремлют.

Татьяна ЧИНЯКОВА.