Пиршество нескромных удовольствий

Увидеть и при особом желании даже услышать «Рапсодию страсти» можно в кремлевском корпусе Нижегородского государственного художественного музея. Здесь открылась выставка графических работ Сальвадора Дали и Пабло Пикассо.
   Больше, чем видеть
Именно рапсодия. Не симфония, не песнь и отнюдь не сага. Жанр рапсодии идет из древних времен и представляет собой вдохновенную «нарезку» на самые разные темы, буквально «что вижу, то и пою». Экспозицию составили пять полных серий малоизвестной графики европейских гениев: «Калифорнийский альбом» Пикассо, его же «Пикассо и человеческая комедия» и иллюстрации к пьесе Кроммелинка «Великолепный рогоносец»; серии Сальвадора Дали, иллюстрирующие мемуары Казановы и три пьесы маркиза де Сада.
«Что наша жизнь без эмоций? Это путешествие по пустыне. На одной из гравюр Дали изображен путник в пустыне, которому вместо воды предлагают чашу горячего шоколада. Вот так и в жизни. Если нет переживаний и чувств, жизнь становится блеклой и неинтересной»,  сказал, открывая выставку, продюсер столичной компании «Артгит»  устроителя экспозиции  Виктор Гитин.
Как во всех случаях встречи с великим искусством, культурный бэкграунд значительно шире визуального факта. Поэтому зритель, легкомысленно идущий полюбоваться на нарисованных тетенек без трусиков, обкрадывает себя в смысле полноты впечатлений.
   К обнаженке будь готов
«Рапсодия страсти»  отнюдь не гимн эросу и не энциклопедия разврата, но, скорее, демонстрация мучительных противоречий и глубоких переживаний. Прочтите «Великолепного рогоносца», с особым вниманием отнеситесь к де Саду, и через картинки нескромных удовольствий проглянет растерянность перед чувствами, жажда забыться в кавардаке пресыщения. Кстати, де Сад писал свои скандальные произведения в эпоху Французской революции и немало лет провел в Бастилии.
Биограф Казановы, некто синьор Крус, утверждает, что за свою жизнь великий искуситель соблазнил 132 женщины, это в пересчете на количество лет мужской активности составляет примерно три в год. Но «четыре пятых наслаждения заключались для меня в том, чтобы дать счастье женщине»,  писал сам Казанова в своих мемуарах. Не в количестве, значит, дело
Пикассо в «Калифорнийском альбоме» рисовал свою последнюю музу, Жаклин Рок. Когда они поженились, художнику было 79 лет, а ей 34, и практически до самой смерти, 17 лет из двадцати, он рисовал исключительно Жаклин А она полностью растворилась в своем Пабло, и восточный костюм, вполне вероятно, означает ее полную покорность властелину.
Обрамляют весь этот негламурный пир духа драпировки и канделябры, вызывающие ассоциации с рембрандтовскими альковами, где в полумраке угадываются очертания обнаженных тел.
Мария ФЕДОТОВА.