Фестиваль "Приволжский штандарт 2017" прошёл в Нижнем Новгороде на Щёлковском хуторе

Фестиваль "Приволжский штандарт  2017" прошёл в Нижнем Новгороде на Щёлковском хуторе

При берендейке и с палашом

Странная пара в фехтовальных шлемах вдумчиво обменивалась ударами серебряно сверкающих рапир. Миниатюрного росточка партнер в зеленых штанах и льняной рубахе, виртуозно уворачиваясь от клинка, яростно наскакивал на высоченного детину в майке. Тот не выдержал, махнул рукой. «Ага!», - воскликнул маленький боец и победным движением сорвал маску: по плечам рассыпалась шелковистая копна волос…

«Практические историки» возрождают старинные образы

Казалось бы, ерунда какая, не правда ли: вполне взрослые люди, студенты и далее, а ведут себя, как маленькие. Изучают какие-то заплесневевшие подробности, скажем, жизни и быта каких-нибудь малоизвестных галлов, выискивают подробности их обмундирования с точностью до стежка, прядут, ткут и шьют, а потом еще и мечами начинают махать, как дошкольники. Но как неправы те, кто не воспринимает это занятие всерьез!

Историческая реконструкция – дело весьма почтенное, не говоря уж о том, что это как минимум крайне интересное хобби, а для сторонних зрителей – великолепное, редкое шоу. Впрочем, не тратя времени на заслуженные похвалы в адрес «практических историков», перехожу к делу: в минувшие выходные на территории музея деревянного зодчества «Щелоковский хутор» в десятый раз прошел «Приволжский штандарт» - ежегодный фестиваль клубов исторической реконструкции эпохи средневековья.

Участников собралось великое множество, из Нижнего Новгорода, городов Нижегородской области и не только. Так как фестиваль был двухдневный, а некоторые еще и прибыли накануне, то есть в пятницу, остро встал вопрос ночлега, и в специально отведенных местах были разбиты вполне себе аутентичные шатры, а на кострах, в литых котлах готовилась соответствующая эпохе и стране пища. Так, у церкви встали лагерем римские легионеры и русские стрельцы. Плотно «упакованные» в броню легионеры, как оказалось, воевали с голыми ногами, защищая их исключительно щитом! Зато, наверное, бегали быстро. Стрельцы же времен Ивана Грозного были вооружены супер-современным оружием – огневого боя, а на перевязи-«берендейке» у воинов болтались деревянные пенальчики с порохом, каждый – на один выстрел.

Словно ожившие картины прошлого

Налюбовавшись на бойцов «Сормовского клуба исторического фехтования», шагаем по мостику через замелевший ручеек – когда-то он был перегорожен плотиной и чуть ли не крутил водяную мельницу – поднимаемся на основную площадку фестиваля и первым делом проходим через торговые ряды… крепко держась рукой за кошелек, дабы не опустошить его в одну минуту. Мастера-кукольники, мыловары, ювелиры, резчики, швеи, алхимики, вышивальщицы, прянишники предлагают свои товары. Властно манит неземным ароматом стерлядь горячего копчения, на разные голоса верещат глиняные и деревянные свистульки. Кованая чудо-птица – каждое перышко на виду – привлекает внимание к лавке кузнеца: молодой мастер охотно рассказывает о своем ассортименте, который не сразу поддается осмыслению – вещицы-то все старинного образца! Вот, оказывается, штучки наподобие длинных изысканных гвоздей – это вилки, которыми пользовались примерно до шестнадцатого века, а заодно ими еще и писать было можно.

Жуя свежий медовый пряник, озираемся. Вокруг старых нижегородских домиков разгуливают заморские гости. Крестьянки присели отдохнуть на крылечке и грызут бублики – словно ожила картина Венецианова. Поляк братается с римлянином. Периодически палит пушка – холостыми, но все равно страшно. Поодаль работает кузнец. Дети, одетые в современное, машут тямбарами, постигая азы мечевого боя.

 И тут перед нами открывается ристалище, где как раз начинается самое интересное – спор дружин. Добры молодцы со щитами и рубяще-колющим оружием (точнее – массо-габаритными моделями с затупленной кромкой и закругленным острием – все жить хотят) бросаются друг на друга, спихивая с «драккара» или «моста», прорываясь в «коридор» или разграбляя «баржу». Самым прикольным зрелищем оказалась, разумеется, полоса препятствий, через которую надо было не только прорваться живым, но и протащить спасаемую «бабу» - простите, милые дамы, но роль «бабы» в данном случае выполняло увесистое бревно.

Идем путешествовать дальше и попадаем на площадку развлечений, где мужчины, многократно поднимая двухпудовую гирю, доказывают: не перевелись силачи и в наши дни. Кто-то пытается «силой духа» лопнуть резиновую грелку. Все подвиги, естественно, посвящаются прекрасным дамам.

Рядышком демонстрируют старинные французские танцы: интересно, что танцующие не касаются друг друга ни в одной фигуре. Кстати, в те времена дамы вполне могли приглашать кавалеров на танец – но с целью избежать двусмысленностей и, как следствие, дуэлей, они должны были смотреть строго на приглашаемого партнера. Вот только в хороводе мы попрыгать не успели – поспешили смотреть миракль про Святого Антония от «Театра Базош».

Для не читавших Флобера, быстро рассказываю: к праведнику пришли, один за другим, семь смертных грехов с целью искуса, а затем явился и сам Дьявол, но святой прочел «Отче наш», и царь тьмы был повергнут, и ангел озарил землю явлением своим... Засим, как полагается, под шум аплодисментов актриса начала обходить почтеннейшую публику с чашей в руках. Народ сначала слегка шарахался, а потом вошел в роль, так что, надо думать, артисты голодными в тот вечер не остались.

Чудесный день завершился концертом от казанских Folk Fiction. Довольны остались и участники, и, тем паче – зрители, словно побывавшие в парке развлечений, да не простом, а познавательном: каждый участник охотно рассказывал о своем образе, так что желающие почерпнули для себя немало нового.

Мария ФЕДОТОВА.

Фоторепортаж автора и Екатерины Воложаниной.