Выпускник детдома сначала стал жертвой черных риелторов, а потом и рабом

Выпускник детдома сначала стал жертвой черных риелторов, а потом и рабом

Психологи считают, совсем неважно, что именно является целью мошенничества – получить мелкую услугу или обобрать до нитки. И там и там главным инструментом является обман, в который жертва должна поверить. А для этого мошеннику надо выполнить два условия. Первое - придумать правдоподобную схему-сценарий, второе  -  успешно разыграть спектакль.
Группа дагестанцев, которые решили организовать свой криминальный бизнес в Нижегородской области, взяли на вооружение готовую схему черных риелторов, слегка ее доработали и стали претворять в жизнь.

Подвела доверчивость
В детстве Сереже Маркелову (фамилия изменена) не повезло: маму и папу, которые безбожно пили, лишили родительских прав, а бабушку, живущую в Краснобаковском районе, признали недееспособной. В связи с этим сердобольные органы опеки определили его как сироту в детский дом. Год за годом мальчик рос, воспитываясь рядом с такими же, как он, несчастными,  которые редко покидали заповедную территорию детдома. А значит, и о взрослой жизни знали понаслышке.
- Наши дети, достигнув совершеннолетия и покинув государственное заведение, заведомо обречены на житейские трудности, - рассказывал мне директор Курмышского детского дома, что в Пильнинском районе, Александр Баринов. –  Особенно если нет своего жилья…
Однако нашему Сергею внезапно, если так можно выразиться в этом случае, улыбнулась удача. Все родственники умерли, и в восемнадцать лет он стал обладателем сразу трех квартир – двух в Нижнем Новгороде и одной в Краснобаковском районе.
- Хороший парень, добрый, покладистый, - рассказывает о нем следователь по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Нижегородской области, подполковник юстиции Анна Молодцова. – Только чрезмерно доверчивый…
Этим и воспользовались нижегородские мошенники дагестанского разлива.
- Видишь машину? – спросили они Сергея, указав на первый попавшийся автомобиль, припаркованный во дворе дома. – Это менты тебя пасут. Они решили подбросить тебе наркотики, чтобы упрятать в тюрьму, а квартиру забрать себе. Не лучше ли тебе продать твою недвижимость и вложиться в наш общий бизнес: будем баранов разводить и телочек…
Когда квартиры, не без помощи благодетелей, были распроданы, а деньги - более двух миллионов рублей - перекочевали в их карманы, обещанная сказка превратилась в суровую реальность.
- Хочешь есть – иди работай! – объявили мошенники. И отправили очередного раба в свое «подсобное хозяйство».
- Поражает наглость этих «фермеров», - продолжает рассказ Анна Александровна. – Не желая вкладывать в бизнес ни копейки, они хотели получать только прибыль. И неизвестно, у кого были хуже условия содержания – у скотины  или у работников…
Запугали и обобрали
О том, что труд на охраняемой животноводческой ферме дагестанцев был рабским, сегодня свидетельствуют материалы уголовного дела, которое было возбуждено против участников ОПГ сразу по нескольким статьям УК РФ:  «Мошенничество, совершенное организованной группой, в особо крупном размере, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение», «Грабеж, совершенный организованной группой», «Похищение человека, совершенное организованной  группой, из корыстных побуждений», «Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, с применением насилия», «Использование рабского труда, совершенное организованной группой в отношении двух и более лиц, с применением насилия и с угрозой его применения, с изъятием, сокрытием документов, удостоверяющих личность потерпевшего» и т. д.
Из обвинительного заключения следователя СК:
«По версии следствия, в период с января 2013 года по сентябрь 2016 года обвиняемые в составе организованной группы в соответствии с распределением ролей подыскивали одиноких граждан, злоупотребляющих спиртным, имеющих в собственности жилища, с целью выстраивания доверительных отношений с ними, в ходе которых сообщали потерпевшим заведомо ложные сведения о грозящей опасности со стороны представителей организованной преступности или сотрудников правоохранительных органов…».

Запугав жертву, участники дагестанской  ОПГ сначала переселяли ее из благоустроенной квартиры в какую-нибудь халупу, а денежки забирали себе – якобы на совместный бизнес. Затем обманом вывозили на ферму в Краснооктябрьский район. И здесь уже «партнеры по бизнесу» становились в буквальном смысле рабами. Паспорта у них отбирали (по ним хозяева оформляли договоры купли-продажи конфискованных квартир), на «улицу» бывших собственников квартир не выпускали, общаться с родственниками не разрешали. О том, чтобы обратиться в правоохранительные органы, не могло быть и речи: за этим хозяева следили особенно строго. Деньги от проданных квартир передавались лидеру ОПГ, а рабы, оставшиеся без копейки, продолжали работать на ферме «за еду»…
Следователи СК вместе с сотрудниками ГУ МВД России по Нижегородской области пресекли деятельность дагестанской группировки после того, как один из работников сумел сбежать с охраняемой фермы и сообщить о своих  «хозяевах». В ближайшее время их деятельность предстоит оценивать суду.
Сергей Маркелов – лишь одна из многочисленных жертв  дагестанского синдиката. Как и его товарищи по несчастью, теперь он обрел свободу. Удастся ли ему вернуть хотя бы одну из трех квартир, покажет время.
Татьяна ЧИНЯКОВА. Фото Александра ВОЛОЖАНИНА.