Никита МИХАЛКОВ: «Воспитание актеров - это штучная, тактильная работа»

Никита МИХАЛКОВ: «Воспитание актеров - это штучная, тактильная работа»

Большинству киноманов Никита Михалков известен как ярчайший актер и режиссер-«монументалист». Но, наверное, мало кто знает, что Никита Сергеевич еще и педагог и очень интересно работает с театром. Нижегородцы могли убедиться в этом в прошлый понедельник: мэтр и студенты Академии кинематографического и театрального искусства показали открытую репетицию своего спектакля «Метаморфозы II» по прозе Бунина и Чехова, а перед тем именитый гость встретился с журналистами и приоткрыл тайны взращивания актеров.
Выпускники не хотят уходить
- Кто и чему учится в академии Михалкова?
- Мы берем в академию актеров, уже получивших профильное образование. Это не работа с нуля, а повышение квалификации, и за год студенты проходят колоссальный объем материала. Это общение с интереснейшими людьми, работа с камерами, пластика - у нас отдельные пластические спектакли, причем не просто танцы, а, например, работа по роману Толстого «Воскресение». Они ходят на спектакли, смотрят выставки. К ним приходят самые разные люди: физики, священники, поэты, режиссеры, актеры, не только наши, но и западные мастера - Иржи Менцель, Эмир Кустурица…
В этом году из 216 претендентов мы отобрали 19. Конечно, кому-то бывает обидно и горько, но наша программа представляет собой такой сгусток, такой практикум, что мы не можем закрывать глаза и говорить: «Ну, давайте посмотрим…» Жестокая конкуренция - это справедливо, потому что в итоге в нашей академии оказываются только лучшие из лучших…
За год студенты ставят три спектакля, снимают 5 - 6 короткометражных фильмов и одну полнометражную картину. Месяце на третьем они уже понимают, что кино - это тяжелая работа.
Артисты, которые сегодня работают на сцене, - третий набор академии, но мы не можем избавиться от первой группы. Они не хотят уходить! Ребята посещают занятия, сидят на мастер-классах, просятся работать, организовали Клуб выпускников и это очень трогательно, хотя вряд ли мы сможем взять всех, когда у нас будет свое здание театра.
- Студенты рассказывают, что вы вкладываете в академию массу душевных и физических сил, репетируете до двух, трех часов ночи. Зачем вам это нужно?
- Воспитание актеров - это штучная, тактильная работа. Работа персональная, индивидуальная. И кроме Станиславского, который придумал гениальную систему для людей с ограниченными актерскими способностями - Станиславский суть ПТУ, - мы еще основываемся на методе Михаила Чехова, Питера Брука, и это уже высшая школа. Мы - школа для людей, которые уже имеют школу и «поцелованы Богом».
- Кем же станут ваши выпускники «на выходе»? Актерами кино?
- Я не знаю, что такое «актеры кино». Актер есть актер, он универсален. Я всегда работал с актерами театральными. В кино, в разговорном жанре можно обмануть зрителя, кое-как бормоча текст «на органике», но это не имеет никакого отношения к актерскому мастерству. Если актер просто пучит глаза и орет - это плохой актер.
Эксперименты с атмосферой
- Свой спектакль вы называете «конструктором». Что это значит?
- Мы берем разную прозу, не драматические произведения, и пытаемся найти адекватное литературе сценическое ощущение, воплощение образа. То самое чеховское «отражение луны в горлышке бутылки на плотине». Простую фразу, которая создает атмосферу в литературе, воплотить на сцене очень трудно. Но очень важно. Для нас самое главное - попытаться дать зрителю возможность ощутить через то, что мы делаем, прозу Бунина и прозу Чехова. И в достижении этой цели мы используем все: драму, буффонаду, условность. Единственное, чего у нас нет, - режиссерского «я так вижу».
- Почему вы назвали спектакль экспериментом, репетицией?
- Потому что каждый раз в новом зале, в новой обстановке очень трудно сконцентрировать, собрать спектакль в целое, в кулак, воедино. Объективно мне приходится каждый раз корректировать все заново. И после каждого спектакля мы продолжаем работать, у нас идет разбор полетов.
Вы, зрители, очень много должны почувствовать. Мы стремимся давать ощущения, создавать иллюзию. Я ведь, хотя и много лет работаю как кинорежиссер, но очень люблю театр.
Если у нас появится театр, который мы задумали - с голографией, с колоссальными техническими возможностями, с экраном, с двумя кинозалами, с возможностью развернуть сцену и разместить там оркестр из ста человек, - там мы сможем воплотить все задумки.
Декорации ждут инвестора
- Каковы перспективы строительства вашей Цитадели?
- Я не очень понимаю, почему этот проект так упорно подают в ракурсе «Михалков делает центр, Михалков требует денег…». Да ничего подобного! И не делаю, и не требую. Если это людям интересно - будем делать, не интересно - не будем делать.
Смысл этой истории в том, что есть проект кластера, прекрасно придуманный: снаружи страшная Цитадель, а внутри абсолютный хайтек; горнолыжная трасса проходит по полю боя, затянутому колючей проволокой, где гибель, пушки и танки... Я, режиссер Никита Михалков, там присутствую в Академической деревне, где артисты живут, учатся и играют спектакли, где проходят мастер-классы и творческие встречи, и те, кто приехал отдыхать, могут тоже туда прийти. Там могут быть и маленькие дети, еще только узнающие какие-то страницы истории… И это - всего лишь предложение! Мне казалось, что для области это может быть серьезным привлечением туристов, тем более оригинальным и качественным, потому что подобного нет больше нигде, потому что там стоят уникальные декорации, в которых могут проводиться корпоративы и дни рождения, организовываться игротеки… Но должны быть инвесторы. Ведь единственное, что я лично могу дать проекту, - это земля, которую мы выкупили. А остальное пусть делает кто хочет и пусть зарабатывает на этом.
Мария ФЕДОТОВА. Фото Александра ВОЛОЖАНИНА.