Участились случаи, когда в смерти пациента обвиняют врачей

Участились случаи, когда в смерти пациента обвиняют врачей

Два месяца назад «Нижегородские новости» поведали своим читателям жуткую историю о так называемой «врачебной ошибке», произошедшей в Павловском районе. Пациента, больного туберкулезом, долгое время лечили от бронхита: 26-летний парень медленно умирал, а ему продолжали выписывать таблетки от кашля. И даже после того, как родители лишились единственного сына, на поиски виноватых ушло долгих семь лет. В конце концов, по статье УК РФ «Халатность» осудили главврача Горбатовской горбольницы и бывшую заведующую рентгенологическим отделением поликлиники Ворсменской горбольницы.
Вот такой геморрой
- Среди всех остальных случаев в моей практике этот самый вопиющий, - возмущался тогда следователь по особо важным делам 1-го отдела регионального СУ СКР подполковник юстиции Алексей Шошин, который «специализируется» на врачебных ошибках.
Как показала жизнь, этот случай был далеко не «самым» в региональной сфере здравоохранения. Буквально через неделю Ленинский районный суд Нижнего Новгорода вынес приговор еще одному врачу по статье УК РФ «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». На скамье подсудимых на этот раз оказался врач-хирург отделения гнойной хирургии ГБУЗ НО «Городская больница № 33».
Из материалов уголовного дела:
Следствием и судом установлено, что в июле 2015 года подсудимый, являясь лечащим врачом 34-летнего пациента, находящегося на излечении в городской больнице № 33, расположенной в Ленинском районе Нижнего Новгорода, не оценил тяжесть состояния больного с учетом анализа крови, не выполнил необходимый перечень работ и услуг для диагностики заболевания… Обнаружив у пациента проктологическое заболевание - геморроидальное кровотечение, он назначил и провел ему хирургические манипуляции, после которых состояние больного резко ухудшилось. Как оказалось, врач-хирург вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей своевременно не выявил у пациента гематологическое заболевание крови и не привлек для его лечения специалиста, врача-гематолога. В результате неправомерных действий медика потерпевший скончался в августе 2015 года в стационаре лечебного учреждения.
Заключением проведенной в ходе предварительного расследования судебно-медицинской экспертизы установлено, что потерпевший имел гематологическое заболевание - лейкоз, при наличии которого хирургическое вмешательство пациенту было противопоказано… И хотя подсудимый свою вину не признал, комиссионная судмедэкспертиза доказала, что между дефектом оказания медицинской помощи обвиняемым и смертью потерпевшего имеется прямая причинно-следственная связь.
Ожог как следствие
Когда речь заходит о детях, общественное мнение становится особенно пристрастным. Случай, который произошел в этом месяце в нижегородской детской городской клинической больнице № 27 «Айболит», горячо обсуждается на нижегородских кухнях до сих пор. Двухнедельную девочку с повышенным билирубином положили в больницу, где она получила ожог третьей степени.
Родственники маленькой Таечки, во-первых, не могли поверить в то, что кожа младенца буквально обуглилась от обычной грелки. А во-вторых, были возмущены тем, что врачи сообщили об этом в ожоговый центр спустя несколько часов… Теперь малышке предстоят тяжелые операции по пересадке кожи. Более того, врачи «Айболита» представили ЧП как «несчастный случай». Намедни СМИ сообщили, что главврач «Айболита» уволена. В региональном минздраве пообещали уволить и медсестру, якобы подложившую грелку, «чтобы согреть озябшие ножки». Вот только она выйдет из отпуска…
Казалось бы, тема закрыта. Но тут выступила с заявлением другая молодая мать. Как оказалось, еще в апреле 2016 года в родильном доме города Заволжье женщина родила мальчика. И в медицинском учреждении младенцу были причинены ожоги 3-й степени. Почему обратилась только теперь? Узнала, что на нерадивых врачей можно жаловаться.
- Следователи СК начали проверку по факту причинения новорожденному мальчику ожогов, - сообщает помощник СУ СКР по Нижегородской области полковник юстиции Юлия Склярова. - В ходе ее следователям предстоит выяснить, при каких обстоятельствах младенцу были причинены телесные повреждения, и дать действиям лиц, допустивших травмирование новорожденного ребенка, принципиальную юридическую оценку…
Но эти детки живы остались. А вот 11-летний мальчик в Сормовском районе, которого педиатр местной поликлиники лечила от ОРВИ, умер от острого аппендицита. В одной из клиник Советского района 6-летнему мальчику сделали обычную операцию по удалению миндалин. Но анестезиолог, похоже, не правильно рассчитал дозу наркоза, и после операции ребенок, не приходя в сознание, впал в кому. Реанимационная бригада доставила малыша в ГБУЗ НО «Детская городская клиническая больница № 1». Но, несмотря на проводимый в течение 27 суток комплекс мероприятий интенсивной терапии, мальчик скончался.
Трехлетнего Никиту из поселка Память Парижской Коммуны городского округа Бор, который на этот Новый год мечтал поехать к Деду Морозу, тоже спасти не удалось. Когда у него поднялась температура и начала появляться странная сыпь, врач-инфекционист Борской ЦРБ поставила ему диагноз «ОРВИ» и назначила антибиотики. Только через 19 дней, когда уже умирающего ребенка родители сами доставили в областную детскую больницу, оказалось, что у него болезнь Кавасаки.
А врач, совершившая «ошибку», уволилась по собственному желанию и сейчас продолжает работать в частных клиниках Бора и Нижнего Новгорода. Она была оскорблена тем, что убитые горем родители Никиты назвали в соцсетях ее имя и фамилию - мол, бойтесь этого врача! И… обратилась с иском в суд, потребовав от родителей погибшего мальчика миллион рублей за то, что те «опорочили ее честь и достоинство».
Хуже разбойника?
Старинный приятель шесть лет назад похвастался: «Дочку «поступил» в медакадемию». А потом по два раза в год: «Все деньги ушли на сессию»… Теперь переживает за тех, кто попадет на прием к этому дипломированному врачу.
Неужели пришла пора замахнуться на Уильяма нашего Шекспира и мы возвращаемся в Средневековье? Ведь это Шекспир говорил: «разбойник требует: кошелек или жизнь? Плохой врач отбирает и кошелек, и жизнь». Сегодня взрослые люди всерьез стали опасаться врачей. Нет, не тех, кого все знают и про кого идет по свету добрая слава. Боятся попасть к «случайному» доктору.
- И деньги возьмут, и не вылечат, - вторит Шекспиру пенсионерка из Сормова Лидия Капустина.
Да что говорить! Когда два года назад скорая увозила меня в дежурную больницу № 35 то ли с острым панкреатитом, то ли с почечной коликой, сидя ночью в промозглой «ГАЗели», под вой сирены я судорожно набирала номера знакомых медицинских начальников:
- Миленькие, только не дайте зарезать!
Но мне повезло. В приемный покой вышел уставший дежурный хирург Андрей Бесов и больно ткнув пальцем в мой бок, скомандовал:
- Срочно в операционную, аппендикс вот-вот взорвется!
Судя по тому, что рассказывают пациенты, везло не всем.
Куда жаловаться?
К извечным русским вопросам «Кто виноват?» и «Что делать?» отечественное здравоохранение недавно присовокупило еще один: «Куда жаловаться?».
Итак, первая инстанция, в которую вы должны обращаться, столкнувшись с халатностью, грубостью, непрофессионализмом докторов, - это непосредственное руководство врача, чье отношение к своим обязанностям привело к неблагоприятным последствиям. Обычно это главный врач лечебного учреждения. Если устная жалоба не нашла должного понимания, готовьте документ! Оформляется подобная процедура в виде заявления свободной формы, в котором указываются все значимые обстоятельства, позволяющие отнести проступок медработника к халатности. Например, так, мол, и так, от назначенного лечения больному становится хуже и т.д. Результатом вручения такого обращения, с отметкой о регистрации на втором экземпляре, может быть дисциплинарное и (или) материальное воздействие главврачом на подчиненного, поэтому пользоваться этим способом целесообразно при незначительном ущербе здоровью.
Если обращение к руководящему медработнику осталось без внимания и надлежащего ответа, который должен быть направлен по почте или вручен лично, то следующей инстанцией будет обращение в министерство здравоохранения. Обращение к министерским работникам оформляется аналогично заявлению на имя главврача больницы, за исключением адресата и различий в описательной части инцидента, включающей в себя изложение подробностей обращения к руководителю медработника, виновного в халатном отношении к работе.
И если вы потеряли близкого человека по недосмотру эскулапов, то еще можете получить какую-то материальную компенсацию, которая, конечно, не облегчит ваших страданий. И все же… К примеру, недавно бывшая пациентка Павловской ЦРБ отсудила у больницы 400 тысяч рублей моральной компенсации за гибель новорожденного ребенка. Трагедия произошла в мае 2016 года.
- По результатам патолого-анатомического диагноза установлено, что непосредственной причиной смерти новорожденного стала дыхательная недостаточность, которая явилась следствием оказанной врачами медицинской помощи ненадлежащего качества, - сообщили в ОПС судов общей юрисдикции региона.
Ранее подобная трагедия произошла в Дзержинске. Суд установил, что трехлетняя дочка истицы находилась в тяжелом состоянии в отделении реанимации и интенсивной терапии здешней горбольницы № 13. В связи с подозрением на кишечную инфекцию ее перевели на лечение в инфекционное отделение больницы № 8.
В ходе судебного следствия были выявлены недостатки в работе врачей приемного отделения, которые недооценили тяжесть состояния здоровья ребенка, что привело к его гибели в этот же день. Едва оправившись от похорон, мать погибшей девочки обратилась с заявлением в Дзержинский городской суд. В исковом заявлении она просила взыскать с больниц и администрации Дзержинска 2 миллиона рублей в качестве компенсации морального вреда, материальный ущерб в размере 53 тысячи рублей, а также взыскать штраф с лечебных учреждений за нарушение потребительских прав.
Любовь АНУФРИЕВА. Татьяна ЧИНЯКОВА. Фото Александра ВОЛОЖАНИНА.

Комментарий
Сергей ЩУКИН, руководитель Территориального органа Федеральной службы Росздравнадзора по Нижегородской области:
- В течение 2015, 2016 годов и трех кварталов 2017 года отмечается рост обращений граждан в Территориальный орган (588, 826 и 598 обращений соответственно), до 90 процентов из которых содержат вопросы по качеству оказания медицинской помощи. В указанные периоды наши сотрудники провели 288, 362 и 283 проверки соответственно, по результатам которых составлено 29, 43 и 95 протоколов об административном правонарушении, выдано 60, 95 и 120 предписаний об устранении нарушений обязательных требований.
Большинство обращений направлены на вопросы оказания стоматологической помощи, на втором месте жалобы на качество обслуживания по профилю акушерства и гинекологии. Вместе с тем преобладают жалобы на государственные учреждения здравоохранения. Это связано с тем, что основной объем медицинской помощи оказывается именно в государственных клиниках в рамках программы ОМС.
В целом рост числа обращений в Территориальный орган Росздравнадзора по Нижегородской области связан с увеличением потребности населения в том числе в качественной и безопасной помощи, а также с ростом доверия к федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения среди граждан региона.

Между тем
Как сообщил помощник прокурора Сормовского района Михаил Кузнецов, районный суд вынес приговор работнице коммерческого секса, которая обвинялась в том, что ударила ножом своего клиента - врача-нарколога одной из нижегородских клиник. По данным следствия и суда, преступление произошло в квартире дома по бульвару Юбилейный, где проживает доктор: 54-летнему мужчине захотелось женской ласки, и он пригласил к себе знакомую проститутку. Здесь между ними и произошел инцидент, после которого девушка попала в полицию, а ее клиент - в больницу.
Как выяснилось, нарколог предложил ей ввести в вену успокоительное. Девушка отказалась и побежала к выходу. Но клиент стал настаивать, повалил ее на пол, и между ними завязалась борьба. Тогда проститутка достала из кармана спортивных брюк нож, который принесла с собой «на вызов» в целях самообороны, и ранила клиента. Затем сама вызвала полицию и скорую помощь.

Во дают!
На минувшей неделе в Заволжской городской больнице по пьяни подрались травматолог Александр Капранов и хирург Михаил Шитвов. В результате обоюдного мордобоя хирург получил сотрясение мозга и перелом носа, а травматолог отделался синяками и ссадинами. Драка между врачами возникла во время совместного распития алкоголя. При этом доктор Капранов находился на дежурстве, где он продолжал оставаться и после события. Факт драки, усугубленной алкогольным опьянением, не отрицала руководитель Городецкой ЦРБ Наталья Чернобровкина, отвечая на вопросы депутатов на заседании комиссии в местной гордуме. У травматолога ссадины, у хирурга сотрясение мозга.

В тему
Хрусталик вдребезги
Нижегородец через суд взыскал с Борской ЦРБ за некачественную операцию свыше 370 тысяч рублей. Он обратился к офтальмологу больницы еще в позапрошлом году. Врач провела операцию по замене хрусталика левого глаза. После этого мужчина почувствовал ухудшение самочувствия и резкую боль в прооперированном глазу.
Однако хирург заверила, что поводов для беспокойства нет, «так должно быть» и выписала больного под наблюдение врача по месту жительства.
Однако истец «не послушался» и обратился в офтальмологическую клинику, где, по результатам обследования, обнаружили, что в области левого глаза имеются осколки хрусталика. Потребовались срочные операции по их удалению и лечение глаза…
В суде было установлено, что истцу требовалась высокотехнологичная медицинская помощь, которую не могли оказать в районной больнице. Тамошним врачам необходимо было передать больного на лечение в стационар более высокого уровня, а не экспериментировать на больном глазу пациента. Борский городской суд, «с учетом принципа разумности и справедливости», взыскал с ответчика расходы за платные медицинские услуги и лекарственные средства в сумме 101 692 рублей, расходы по оплате судебной экспертизы в сумме 37 877 рублей, а также судебные расходы в размере 32 100 рублей и компенсацию морального вреда в размере 200 000 рублей.
Кроме того, с ответчика был взыскан штраф в размере 50 тысяч рублей за отказ в удовлетворении требований пациента в добровольном порядке.