«Интересности» нижегородского периода жизни Буревестника революции

«Интересности» нижегородского периода жизни Буревестника революции

«Нижегородские новости» уже представляли своим читателям хрестоматийную прогулку по горьковским местам Нижнего Новгорода, выстроенную в основном по адресам, где жил Горький до самого своего отъезда из города в 1902 году. Как показала практика, ликбез такого рода был необходим: далеко не все владеют и самыми хрестоматийными знаниями. Теперь настала пора рассказать об «интересностях» нижегородского периода жизни Максима Горького и пригласить на прогулку иного рода.
От тюрьмы до сумы
Центральная часть Нижнего Новгорода связана с Горьким особенно сильно. Даже если не считать адресов, по которым знаменитый писатель жил или работал, напоминания о нем, о его кипучей созидательности встречаются буквально на каждом шагу. Возьмем, например, нынешнюю улицу Белинского, во времена Горького носившую название Напольная. В первую очередь, конечно, безусловным «горьковским» объектом является здание театра оперы и балета: это перестроенный в тридцатые годы Народный дом, возведенный в 1903 году при активнейшем содействии Горького и его друга Федора Ивановича Шаляпина.
В соседнем с оперным театром скверике скромно стоит острог, он же нижегородская губернская тюрьма, где буревестник революции побывал дважды. «Меня арестовали и посадили в одну из четырех башен Нижегородской тюрьмы. В круглой моей камере не было ничего интересного, кроме надписи, выцарапанной на двери, окованной железом. Надпись гласила: «Все живое - из клетки», - вспоминал Горький о первом аресте.
Зато, наверное, мало кому известно, что с Горьким связан парк имени Пушкина. А ведь он был разбит по инициативе писателя, мечтавшего о Литературном парке, где люди прогуливались бы по аллеям, названным в честь великих писателей, бюсты которых соответственно украшали бы его.
Еще один парк, названный в честь похороненного на его территории великого изобретателя, «нижегородского да Винчи» Ивана Кулибина, хранит останки бабушки Максима Горького - балахнинской кружевницы Акулины Ивановны Кашириной.
А если свернуть, скажем, на Большую Покровскую?
В доме № 2 - ныне это Дом учителя - 4 января 1900 года прошла первая Горьковская елка для беднейших детей города. Маленьких гостей накормили калачами с чаем, одарили сладостями и обновками. Инициатором праздника был сам писатель. Алексей Максимович загодя опубликовал в «Нижегородском листке» пламенный призыв помочь кто чем может на праздник «для детей наших обездоленных братьев», а его супруга с подругами шила детскую одежду из пожертвованных тканей.
А за год до того Секция гигиены, воспитания и образования, состоящая при Нижегородском отделе Русского общества охранения народного здравия, открывала бесплатный детский каток на Звездинском пруду, и Горький принимал активное участие в его организации. Менее двадцати лет назад, работая «мальчиком» у чертежника Сергеева, он насмотрелся на то, как «в конце оврага киснет илистый Звездин пруд, а центр оврага - как раз против дома... Место донельзя скучное, нахально грязное», - так свидетельствует он «В людях».
В доме № 7 по Большой Покровской до 1924 года находилась Городская общественная библиотека. Горький подарил ей свыше тысячи научных и художественных томов.
Чуть выше по улице, в доме № 16, в 1902 году Горький открыл книжный магазин под названием «Книжный музей», прославившийся, в частности, тем, что там можно было найти «левую», то есть революционную, литературу. Естественно, охранка «присматривала» за магазином и его посетителями.
Горький скупал картины у современных ему художников, часто находящихся в бедственном положении, и отдавал их в дар Нижегородскому государственному художественному музею. Среди самых известных работ, поступивших в собрание музея из рук Горького, - полотна Кустодиева, Рериха, Нестерова.
Но вернемся чуть назад в пространстве и во времени...
Крестный сын
Сто и тридцать лет назад в домах № 6 и 8 по Большой Покровской располагались жилые комнаты, скоропечатня и граверная мастерская Свердлова. В семье Свердловых было шестеро детей - две дочери и четыре сына; второй сын, Яков, стал председателем ВЦИК советской России, третий работал в высших эшелонах советской власти вплоть до расстрела… а первый сын Свердловых стал духовным сыном Горького.
Легенда гласит, что с семьей Свердловых Горький познакомился еще будучи Пешковым - когда в 1882 году заходил в граверную мастерскую по какому-то делу чертежника Сергеева, и Свердлов-старший якобы напророчил мальчишке славную будущность литератора.
Знакомство Горького с семнадцатилетним Залманом - старшим сыном семьи Свердловых - произошло в 1901 году, в тюремной камере нижегородского острога. Немного позже, когда Горький уехал в арзамасскую ссылку, за ним последовал и новый знакомый.
Тем летом в Арзамас к Горькому приезжали самые разные гости, в числе их Немирович-Данченко. Однажды шла читка новой горьковской пьесы «На дне»; юный Свердлов читал за Ваську Пепла, произвел сильное впечатление на московского режиссера и был приглашен учиться в Москву. В связи с этим Залман принял православие как Зиновий, а Горький стал его крестным отцом, дал свое отчество и фамилию Пешков. «Людей видел я несть числа, а ныне чувствую, что всего ближе мне - Зиновий, сей маленький и сурово правдивый», - писал Горький супруге.
Однако, проучившись всего год в школе Московского художественного театра, Зиновий эмигрировал в Канаду. Затем некоторое время жил у Горького в Италии. Рассорившись с приемным отцом - как утверждают многие биографы, не без участия в этом Марии Будберг - уехал во Францию, воевал в Иностранном легионе, подружился с Шарлем де Голлем, потерял в боях руку, стал кавалером ордена Почетного легиона…
Тайна, покрытая мраком
Биография Максима Горького хранит немало тайн, и некоторые из них, скорее всего, не будут раскрыты никогда. Это связано отчасти с тем, что до сих пор неизвестна судьба значительной части горьковского архива. По информации гражданской жены Горького Марии Будберг, архив погиб в огне, хотя у исследователей есть причины сомневаться в этом. Но и вне связи с архивом загадок хватает. Вот одна из них.
Вечером 19 декабря 1903 года Горький шел по Волжскому откосу. Напротив Георгиевской церкви (сейчас на ее месте стоит гостиница «Россия») к нему подошел неизвестный, спросил: «Вы - Максим Горький?» - и, получив утвердительный ответ, ударил писателя ножом в левую сторону груди. На счастье, нож попал в каповый портсигар, но удар был такой силы, что Горький упал на колени. Далее последовала непродолжительная схватка, в итоге которой писатель сбросил нападавшего с откоса.
После этого Алексей Максимович, естественно, прервал свой путь, но пошел не домой, а к друзьям, Гриневицким. Станислав Иванович Гриневицкий был главным редактором «Нижегородского листка», в котором Горький работал (и, кстати, был его совладельцем). Там Горький смыл кровь с лица и рук. Сетовал, что негодяй испортил ему новое пальто. Очень просил никому не говорить об этом, и, как видно, тайна была сохранена.
Об этом нападении стало известно только в 1937 году по воспоминаниям Александры Гриневицкой в книге «Горький нижегородских лет». Разумеется, тогда, в 37-м году, объяснить покушение на буревестника революции могли единственно возможным способом - происками царской охранки. Но в полицейских архивах нет ни словечка о случившемся. Да и не мешал Горький царизму! Так этот случай и остается по сей день необъясненным.
Кстати, в нижегородском Литературном музее экспонируется каповый портсигар Горького, спасший ему жизнь. На самом деле это лишь копия. «Тот самый», подлинный портсигар хранится в Москве в музее Горького
Здесь была Васса
Очередное и последнее семейное гнездо Пешковых находилось на улице Семашко - сейчас в этом доме на взгорке расположился музей-квартира Горького. Прямо под ним, где сейчас детская площадка и где вскоре должен быть установлен отреставрированный памятник Горькому, находился дом по улице Ковалихинской 4В, где жил сын купчихи Кашиной; неподалеку располагался и дом ее дочери.
Мария Капитоновна Кашина послужила для Горького главным прообразом Вассы Железновой. Сама она жила на улице Ильинской неподалеку от нынешнего Музея детства Алеши Пешкова и, по слухам, спасая бизнес и честь семьи, отравила своего мужа - растлителя малолетних. После его смерти Мария Капитоновна возглавила принадлежавшую ему пароходную компанию и вела дело железной рукой. Конкуренты ее не любили, о чем свидетельствует, в частности, красноречивый факт. Некто Вениамин Крупин, житель Сарапула, 20 октября 1907 года явился с повинной в сыскное отделение полиции Нижнего Новгорода и заявил, что на него пал жребий убить пароходовладелицу Кашину, для чего он, собственно, и прибыл в Нижний Новгород...
«Столбы» для босяков
Выдающийся писатель Максим Горький был крупным благотворителем. По его инициативе и при его непосредственном участии, в том числе финансовом, в Нижнем Новгороде был осуществлен ряд, как бы сейчас сказали, амбициозных проектов. Прошедший страшную школу голодного детства, писатель всей душой болел за детей… и босяков.
Ввиду этого еще один интересный «горьковский» адрес - дом №11 по улице Кожевенной (фото 5), в эпицентре района бывших трущоб и ночлежек. Приметный дом с колоннами удостоился императорской похвалы: когда городской архитектор Георг Кизеветтер представил проект Николаю I, тот начертал на проекте резолюцию: «Кизеветтеру объявить монаршее удовольствие за красоту сего фасада». На рубеже веков купец Дмитрий Сироткин, владевший зданием, предложил Горькому организовать пристанище для босяков «чтобы защитить их от эксплуатации трактирщиков». Денег на обустройство дал Николай Бугров, чья ночлежка, кстати, располагалась аккурат напротив.
С «эксплуатацией трактирщиков», действительно, обстояло достаточно коварно. В своем очерке «Н.А.Бугров» сам Горький обрисовал механизм, ввергавший бездомных в зависимость к содержателям питейных заведений. Если коротко, из ночлежки выгоняли на улицу в шесть утра. А если зима? Куда деваться босякам, как не в отапливаемый трактир, согреться чаем или чем покрепче? Так, за зиму бедные люди оказывались с головой в долгах, и с началом сезона работ на реке начинали отрабатывать…
«Мы сняли помещение, где люди могли сидеть в тепле, давали им порцию чая за две копейки, фунт хлеба, организовали маленькую библиотеку, поставили пианино и устраивали в праздничные дни концерты, литературные чтения, - пишет Горький, сам выступавший перед обитателями «дна» с лекциями и чтениями. - Наше пристанище помещалось в доме с колоннами, его прозвали «Столбы», оно с утра до вечера было набито людьми, а «босяки» чувствовали себя подлинными хозяевами его, сами строго следили за чистотой, порядком. Разумеется, все это стоило немалых денег, и я должен был просить их у Бугрова». Вскоре после открытия в чайной устроили еще и бесплатную амбулаторию, и все это великолепие исправно работало до самого 1917 года.
Со второй попытки
21 февраля 1902 года молодого, но уже невероятно популярного писателя Горького избрали в почетные академики Императорской академии наук по разряду изящной словесности. Возмущенный Николай II наложил резолюцию: «Более чем оригинально!» - и аннулировал избрание, так как Горький находился на тот момент под надзором полиции. Тут же от членства в академии отказались Чехов и Короленко, а Горький стал «оппозицией», примкнуть к которой стало казаться модным и престижным. Ряд молодых писателей старался подражать Горькому - отрастили усы, одели широкие шляпы, стали вести себя грубовато и даже «окать»! За глаза их называли «подмаксимками».
Что до академии, пятнадцать лет спустя - 20 марта 1917 года, после свержения монархии - Горький был избран ее почетным членом повторно.
Подготовила Мария ФЕДОТОВА. Фото С. Гуревича из фонда Музея истории завода «Красное Сормово»
Кстати
«Нижегородцы мало знают о Горьком», - утверждают музейщики, краеведы и вообще специалисты. Корреспондент «НН» решила проверить этот тезис на практике и в течение двух недель всем своим знакомым, родным и случайным собеседникам задавала один и тот же вопрос, а именно - просила навскидку назвать три места в Нижнем Новгороде, которые ассоциируются с писателем Горьким.
Результаты опроса - всего состоялось около шестидесяти диалогов - шокировали. Интеллигентные взрослые люди, в подавляющем большинстве с высшим образованием, бодро называли площадь Горького, идущую от нее улицу Горького и, реже, домик Каширина. Однажды прозвучало упоминание дома чертежника Сергеева рядом с площадью Горького; бальзамом на душу пролились «Столбы», «Миллионка» и захоронение бабушки Горького в парке имени Кулибина...
Действительно, нижегородцы мало знают о Горьком!
Первый этаж дома № 2 по Большой Покровской сначала занимали общественные лавки, второй и третий - Нижегородский уездный суд, Палата государственного имущества, земский суд, Гражданская палата и иные присутственные места. После переезда Нижегородского уездного суда, в середине 1890-х,
в здании расположилась женская гимназия (с 1918 года уступившая место школе № 8), а с 1904 года - городская публичная библиотека.
Весной 1906 года при загадочных обстоятельствах здесь было совершено убийство хозяйки дорогого магазина, располагавшегося на первом этаже. Преступление так и не было раскрыто, а история нашла свое отражение в романе Максима Горького «Жизнь Клима Самгина».