Николай ЧИНДЯЙКИН: «Человек обделен жизнью, если он не провел детство в деревне»

Николай ЧИНДЯЙКИН: «Человек обделен жизнью, если он не провел детство в деревне»

Стихи о жизни и любви, теплые воспоминания и даже песни звучали в Кремлевском концертном зале. В рамках популярного филармонического абонемента «Литературные встречи в кремле» народный артист России Николай Чиндяйкин представил программу «То, чем живу…». Публика принимала гостя исключительно тепло и не спешила расходиться, не желая прерывать доверительное общение с мастером слова.
После концерта Николай Дмитриевич уделил время корреспонденту «НН»: он поделился своими размышлениями о счастье и печалью по поводу всевластного времени.

Это был прекрасный мир
- Оказывается, вы практически нижегородец: первые двенадцать лет жизни провели в Нижегородской области. Расскажите о своем детстве!
- Да, я жил в Уренском районе Горьковской области, в селе Второе Черное. Как любой другой человек, скажу вам, что детство было лучшим временем жизни и что люди, которые меня окружали, были совершенно замечательные, душевные, интересные… К сожалению, к счастью ли, мы уехали из Черного всей семьей, потому что у нас в деревне была семилетка: для продолжения образования после надо было отдавать детей в интернат в Урень, и не все родители к этому были готовы. Мои, например, с трепетом ожидали приближения этого рубежа, и когда сестра - она старше меня на два года - заканчивала 7-й класс, мама с папой усиленно искали, куда же поехать, чтобы дети были рядом. Папин брат тогда жил в Донбассе, в городе Алчевске, - там сейчас идет война, - и мы перебрались к нему. Для меня, деревенского мальчика 12 лет, это было громадное событие. Позднее, когда я попал в Нью-Йорк, он не произвел на меня такого впечатления, как тогда, в детстве, Алчевск.
Что до моего деревенского бытия... Мне всегда казалось, что человек обделен жизнью, если он не провел детство в деревне. Сейчас мало кто таким счастьем обладает: жить со своим лесом, со своей коровой, со своими козами, со своей землей, речкой - ведь в детстве воспринимаешь все это как свое. Это бесценно! И всю свою жизнь я в этом убеждаюсь.
- А игры? Во что вы играли?
- Их было такое количество... Я сам, своими руками, делал очень хорошие чижики, лапту, луки, стрелы, смастерил самокат, основой которого стали два добытых в гараже подшипника. Во что мы играли? Колеса катали, в городки играли, в клёк, в «двенадцать палочек»… На доску укладывали двенадцать палочек, потом подбрасывали на этой доске, как на качелях, и палочки разлетались далеко в разные стороны. Пока водящий их собирал, все прятались. У девчонок - тогда же не было никакого унисекса - имелись свои, девичьи игры: ручейки, классы, «А я просо сеяла»... А все вместе, объединяясь, играли в «большие игры» - например, в «гагары» - так у нас почему-то назывались казаки-разбойники, когда одна команда далеко убегала, а другая должна была ее ловить, и убегающая команда обязательно должна была оставлять какие-то знаки, маскируя их. Это была очень интересная, как бы сейчас сказали, развивающая командная игра! Загнать домой нас было невозможно. Особенно весной, когда сходил снег и в воздухе появлялся новый запах и просыхала чуть-чуть грязь, уходила вода...
- Родители, наверное, глаз с вас не спускали?
- В меру. Ну, они беспокоились, конечно, но в деревне все-таки самостоятельность очень рано возникает. Ты начинаешь сам понимать, что можно делать, а что нет. Один раз отморозишь щеку - в следующий раз будешь тепло одеваться. И тепло обуваться - это понимаешь, когда домой прибегаешь и ног просто не чувствуешь, так что мать наливает в тазик воды со льдом, и ты опускаешь ноги в эту воду, точно в кипяток. Провалиться под лед на речке Черной, в какую-нибудь полынью угодить по пояс - ты в валенках, на валенках коньки - было обычной историей, и каждый знал, что в таком случае нужно лететь бегом домой, прекрасно понимая, что с тобой будет, если упустишь время.
Словом, это была эпопея, огромный прекрасный мир…
Написал Маяковского
- Бываете ли вы в родном селе? Чем оно живет?
- Процесс общий, все банально. Село умирает. Последний раз я там, конечно, уже давно был - привозил жену. Она в Черном раньше никогда не была, но хорошо представляла себе эти места по моим рассказам и то и дело спрашивала, как мы могли с моста в речку прыгать, когда под мостом практически пересохло... и где школа? А школы нету. Потому что детей не стало. Все не просто располовинилось - остались одни ошметки. Только кладбище выросло. Люди пока живут, но условно: какие-то бабушки остались, дедушки, стоят закрытые дома, купленные как дачи и частично перестроенные. А ведь когда-то у нас было даже две школы, причем в них не только ребята из Черного учились: рядом была деревня Коты, маленькая такая деревушка в несколько домов, дальше - Шеманиха и еще много, много деревень. Словом, картина в целом грустная: и природа меняется не в лучшую сторону, и население куда-то исчезает. В смысле, понятно куда исчезает - в города, и потом процесс становится необратимым. Если бы я был писателем, то описал бы это с полным пониманием предмета.
- Николай Дмитриевич, каждый нормальный человек хоть раз в жизни да писал стихи. Признайтесь: и вы сочиняли?
- Сочинял, и продолжаю сочинять. Стихи сопровождают меня всю жизнь. Помню, свой первый стихотворный сборник я «написал» в раннем детстве: взял книжку Владимира Маяковского - детскую книжку, на ее обложке было написано «Маяковский - детям» - и печатными буквами, карандашом, переписал в школьную тетрадку несколько стихотворений. А на обложке написал: «Коля Чиндяйкин». И мне очень нравилось, что у меня есть своя книжка стихов. Я очень ею гордился и всем ее показывал. Тогда еще я не знал, что плагиат - это плохо…
Мария ФЕДОТОВА.
(Автор благодарит заместителя директора Нижегородской филармонии по концертной работе Елену Волкову за предоставленную возможность эксклюзивного интервью с артистом.)

Справка «НН»
Николай Дмитриевич ЧИНДЯЙКИН родился 8 марта 1947 года, народный артист России, актер театра и кино, режиссер, педагог.
В 1968 году окончил Ростовское училище искусств, работал в Ростовском ТЮЗе и Омском театре драмы. После окончания в 1987 году режиссерского факультета ГИТИСа начинает работу режиссером, актером и педагогом в Школе драматического искусства Анатолия Васильева.
С 1996 года преподает в Российской академии театрального искусства.
C 2008 года - актер МХТ им. Чехова. В качестве приглашенного артиста играет в спектаклях Театра на Таганке.
С 1989 года снимается в кино: «Мама, не горюй», «Каменская», «Маросейка, 12», «Марш Турецкого», «Дальнобойщики», «Мужская работа», «Московские окна», «Антикиллер», «Дети Арбата», «МУР есть МУР», «Александровский сад», «Бандитский Петербург», «Осенний детектив», «Час Волкова», «Нюхач»…
Николай Чиндяйкин - обладатель премии «Золотая маска».