Доведенная до отчаяния мать решила избавиться от сына

Доведенная до отчаяния мать решила избавиться от сына

Как гласят русские летописи, 3 июля 1583 года в царских палатах  случилось одно из наиболее громких убийств XVI века. Наследник Ивана Грозного, Иван Иванович, был убит собственным отцом. С тех пор история обросла множеством легенд и версий - политических и житейских. Одна из них гласит, что царский гнев стал причиной неблаговидного поведения отпрыска. А факты детоубийства в криминальных хрониках так или иначе упоминаются и поныне.
Страшная находка
В августе прошлого года мужики из села Румстиха Дальнеконстантиновского района рыбачили с лодки на здешнем озере. Внезапно один из них увидел неподалеку от берега странный предмет.
- Похоже, утопленник! - догадались рыбаки, подплывая поближе. Вытащив труп на берег, увидели, что это мужчина лет сорока, руки которого были связаны веревкой. Сразу же позвонили в местное отделение полиции. И закипела у следователей работа.
Начали с опознания личности погибшего. Опросили всех, у кого в последнее время не вернулся домой муж или отец, прошерстили всех ранее судимых и подозрительных. Результат - ноль. Разослали ориентировку по соседним районам…
А в это время в пятидесяти километрах от места страшной находки, в городе Арзамасе, безутешная мать оплакивала пропавшего сына. Даже соседи удивлялись: сынок был непутевый, нигде не работал, пьянствовал, издевался над матерью, жил на ее пенсию и на кредиты, которые висели на нем бессчетно, а она так убивается. Вот уж поистине материнская любовь слепа!
Как и полагается в таких случаях, через три дня после исчезновения сына женщина написала заявление в полицию о пропаже ближайшего родственника. А следователи копали дальше и глубже, оперативники с ног сбивались. И вот наконец протокол о найденном утопленнике и заявление о пропаже человека встретились в анналах полицейского документооборота.
Семейный совет
Беспутный сын Лидии Ивановны Трещевой Николай когда-то даже был женат. И с женой ему как будто повезло, но его постоянные пьянки-гулянки в конце концов довели бедную женщину до крайней меры. Собрав однажды нехитрый гардеробчик супруга, она выставила его за порог. И тогда пьянчужка-сын опять вернулся из деревни в город - в отчий дом под материнское крыло. Работать Николай не собирался, на выпивку добывал средства, оформляя так называемые драфт-карты в различных банках Арзамаса. А позже коллекторы этих банков трепали нервы пожилой женщине, хозяйке дома, требуя возвращения долгов.
Овердрафтная карта предусматривает краткосрочное кредитование: денежные средства при минимальной процедуре оформления перечисляются банком на расчетный счет клиента, который должен возвратить их с процентами.
Напиваясь до чертиков, сын не раз поднимал руку на родную мать. И, протрезвев, отправлялся в очередной банк за кредитом. В тот злополучный день мать, затеявшая стирку, обнаружила в кармане сыновних брюк очередную банковскую карту. Сначала она попробовала разрезать ее ножницами, но, поняв, что ей не справиться, сунула в пламя газовой горелки. Когда владелец уничтоженной карты почуял запах горелого пластика и ввалился на кухню, от банковского документа остался лишь оплавившийся черный прямоугольник. Начался очередной скандал. Николай хватал мать за волосы, швырял в угол, к стене, опять в угол…В какой-то момент, упав на металлическую раму кровати, пожилая женщина взвыла от боли: сломанная рука синела на глазах.
Вернувшись из травмпункта, Лидия Ивановна позвонила старшей сестре:
- Все, больше не могу!
К вечеру собрали семейный совет: сестра Антонина Ивановна призвала свою внучку, 22-летнюю Оксану, та - своего сожителя, а сожитель - друга… Впятером они повязали пьяного Николая, избили его так, что тот потерял сознание, и, затолкав его в машину сожителя, отвезли в соседний район. Там еще живому они мастерски перерезали ахиллово сухожилие, связали руки - «чтобы не всплыл» - и под покровом ночи, раскачав, бросили в озеро, откуда спустя десять дней его выловили румстихинские рыбаки.
Ахиллесова пята правосудия
- В ходе спланированных следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий следователи СК совместно с оперативными сотрудниками полиции смогли выйти на след тех, кто все это время пытался изобразить «несчастный случай», произошедший с их родственником, - рассказывает старший помощник руководителя СУ СКР по Нижегородской области полковник юстиции Юлия Склярова. - По факту убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору, было возбуждено уголовное дело. Вину по предъявленному обвинению признали только мужчины, но на днях в отношении всех пятерых обвиняемых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу…
У следователей уже сегодня достаточно доказательств для того, чтобы направить дело в суд. Осталось, как говорят, уладить формальности. И всех пятерых участников расправы ждут исправительные колонии. К слову сказать, до этого никто из них не имел проблем с законом, и каждого из них в отдельности знакомые характеризуют как «приличного человека». Учиняя самосуд над алкоголиком-мучителем, теперешние обвиняемые, судя по всему, мнили себя спасителями страдающей матери. Но еще древние латиняне изрекли: «Суров закон, но закон есть закон». В интерпретации современного Уголовного кодекса это звучит так: «Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни». Но что скажет правосудие, если при этом один из них мучительно и методично изводит другого так, что даже материнский инстинкт сводится на нет?
- Суд рассматривает некоторые тонкости соучастия в убийстве, - просвещает нас бывший судья, юрист Владимир Пивоваров. - Например, если действовала организованная группа, то уже неважно, кто был подстрекателем, организатором и так далее. Все члены группы признаются соисполнителями. А в этом арзамасско-дальнеконстантиновском деле, увы, список отягчающих обстоятельств - группа, сговор и так далее - намного длиннее смягчающих. Возможно, в этом и есть слабое звено нашего правосудия…
Вместо эпилога
Сотрудница нижегородской женской колонии, что в Автозаводском районе, однажды рассказывала, как поступают на зоне с детоубийцами:
- Многие из них накладывали на себя руки еще в СИЗО. Мы же старались предотвращать любые расправы над такими осужденными. И все же в камере их избивали каждый день…
Говорят, заключенные СИЗО к Лидии Ивановне, организовавшей убийство собственного сына, сегодня относятся не только без осуждения, но даже с сочувствием: за решеткой свои законы и свое правосудие…
Татьяна ЧИНЯКОВА.
(Имена и фамилии фигурантов этого уголовного дела изменены в интересах следствия.)