Экс-нижегородка Ольга Шайдуллина снова стала лауреатом престижной театральной премии России

Экс-нижегородка Ольга Шайдуллина снова стала лауреатом престижной театральной премии России

Первый раз ей вручили «Золотую маску» в прошлом году: поставленный в красноярском ТЮЗе «Биндюжник и король» победил в номинации «Лучший спектакль в жанре мюзикл». Неделю назад на Новой сцене Большого театра экс-нижегородка Ольга Шайдуллина вновь получила «Маску» - в номинации «Лучший кукольный спектакль». Победила кукольная постановка театра «Таратумб» «И дольше века длится день», где она участвовала как режиссер и композитор.

Корреспондент «НН» связалась со столицей и расспросила Ольгу о том, как все произошло, о ее композиторском бытии и просто о разном прекрасном.

Что мы можем дать своим детям?

- Пожалуйста, расскажи немного о вашем театре «Таратумб» и спектакле по Чингизу Айтматову, получившем премию?

- «Таратумб» - это наш с Антоном Калипановым (актер, супруг Ольги. - Прим. М.Ф.) проект, который назван так всего несколько лет назад, а спектакли мы начинали делать, еще когда жили в Нижнем Новгороде и я работала в «Рекорде». Сейчас у нас в репертуаре восемь спектаклей и готовится премьера девятого. 

Спектакль придумывали долго, работа шла почти год. Кто читал роман Айтматова, знает, что это - ПОЛОТНО, которое в условиях театрального времени нереально рассказать полностью. Мы делали инсценировку - практически самостоятельное произведение для сцены по литературному первоисточнику и очень над ней попотели! Главной задачей в этом спектакле было рассказать историю, не впав в моралите «по поводу и без», не утонув в бездонности безграничной красоты айтматовского слова. 

Также, конечно, свою роль сыграл выбор художника: мы решили обратиться к мэтру кукольного театра Виктору Никоненко и в итоге «поплыли в одной лодке». А вообще ничего не было бы, если бы не наше знакомство с Романом Романовым - директором музея истории 

ГУЛАГа. Он стал продюсером спектакля, нашел немалые средства для реализации его материальной части и вообще рулил всеми финансовыми и организационными процессами.

- Недавно ты стала мамой. С рождением ребенка обрел ли «Таратумб» новые нотки, оттенки, смыслы?

- Здесь не может быть другого ответа, кроме положительного. Для нас сейчас очень остро стоит вопрос, который задает себе в нашем спектакле Абуталип Куттыбаев: «Растить, поить - это ясно, но что же еще я могу дать своим детям…» Мы сейчас будем делать большой спектакль по Стругацким, где в центре как раз взаимоотношения родителей и детей. И вопрос там стоит уже по-другому: «А имею ли я право чему-то учить своих детей?».

А плохие композиторы нам не нужны

- Что пишешь сейчас; где твои опусы можно услышать, увидеть?

- Пишу камерный балет. Заказ пришел из Красноярского музыкального театра. 16 мая запланирована премьера в рамках большого международного фестиваля «Айседора». Мой спектакль «Трамвай «Желание» идет в МХТ им. Чехова при полных аншлагах, «Король Матиуш» - в новосибирском «Глобусе», рок-опера «Пир во время чумы» - в пермском «Театре-Театре». Что до оркестровой музыки - мое сочинение «Формула голубой ржавчины» в Екатеринбурге издают на диске, наш со Стасом Вдовиным (нижегородский саунд-дизайнер. - Прим. М.Ф.) диск скоро в Японии «отмастерят»…

- Насколько способен композитор обеспечить себя, работая по специальности? Не слишком ли жесток рынок по отношению к художникам, на собственной коже чувствующим известное «хороший специалист прокормит себя сам, а плохие нам не нужны»?

- Я очень понимаю, отчего ностальгируют композиторы: хочется больше писать не «театрально-киношной», не прикладной музыки, за которую сейчас нормально платят. Говорят, что в Союз композиторов все же поступают какие-то заказы, но даже если это так, то вряд ли их объем можно сравнить с тем, что был в советские времена. Композиторов сейчас очень много, и кормушки государственных заказов на всех точно не хватит. С другой стороны, даже в «Золотой маске» из года в год номинанты среди композиторов повторяются. То есть имеется некий костяк активно работающих, востребованных и успешных. 

На недавней церемонии вручения «Золотой маски» Леонид Десятников (известный композитор, лауреат Госпремии РФ. - Прим. М.Ф.) сказал, что не верит в существование композиторов в будущем. У меня иное мнение на этот счет: сейчас столько всего происходит и в академической музыке, и в экспериментальной, и в кино, что твори - не хочу!

- При твоем участии реализован ряд ярких, нетривиальных проектов - например, поставлен мюзикл ужасов Todd с Михаилом Горшеневым в главной роли. Возможны ли проекты такого уровня в Нижнем Новгороде?

- Миша Горшенев и его команда, работа над «Тоддом» - это целый мир! Мы играем его уже шестой год при аншлагах на тысячные залы. Через этот панк-проект я, композитор с консерваторией за плечами, узнала о себе нечто новое, прошла путь от снобизма до большой любви. Вокруг этого спектакля много всего: фанаты, скандалы, смерти, рождение за шесть лет более 10 детей внутри коллектива, сложные гастроли и фестивали, похороны Миши, приезд Мишиной мамы после его смерти и выход ее на сцену с написанными ею стихами. 

В Нижнем Новгороде подобные проекты, конечно, возможны. Надо только людей пригласить, умеющих делать подобного рода масштабные вещи, и еще найти примерно 25 миллионов на постановку, а так город точно готов к панк-року. В Нижнем полно классных безбашенных команд!

Мария ФЕДОТОВА. Фото из личного архива Ольги ШАЙДУЛЛИНОЙ.

Справка «НН»

Ольга ШАЙДУЛЛИНА родилась 17 июля 1983 года в Арзамасе. В 2006 году закончила Нижегородскую консерваторию по классу композиции у Бориса Гецелева. Уже во время учебы становилась лауреатом и дипломантом всероссийских и международных конкурсов.

Работала арт-директором киноцентра «Рекорд», сотрудничала с Нижегородским ТЮЗом. В настоящее время живет в Москве, является старшим преподавателем кафедры режиссуры игрового фильма ВГИК.

Лауреат престижных премий, в том числе «Арлекин» за лучшую композиторскую работу (2013), «Золотая маска» (2017, 2018).