Впервые в Нижнем Новгороде экспонируются гравюры Альбрехта Дюрера

Впервые в Нижнем Новгороде  экспонируются гравюры Альбрехта Дюрера

Пока неизвестно, какие именно образы и символы оставит в веках наша с вами эпоха и как будут судить о нас далекие потомки, разглядывая художественные ценности XXI века. Мы, приняв эстафету высокого искусства Европы, отделенной от нас пятисотлетним лагом, иной раз тихо ужасаемся: иллюстрации тех времен заполнены адскими чудищами и массово истребляемыми человечками, и что же за жизнь тогда была, если даже самые веселые картинки той поры тянут на полноценный хоррор? 

Признанный гений

В частности, это относится к многофигурным сюрреалистическим шифровкам Иеронимуса Босха и гравюрам его современника Альбрехта Дюрера, с большим умением и каким-то особенным сладострастием иллюстрировавшего наиболее жуткие страницы Апокалипсиса. Собственно знаменитая графическая серия «Апокалипсис» Дюрера и известная каждому культурному человеку по учебникам сейчас «гостит» в Нижегородском государственном художественном музее, в корпусе на Верхневолжской набережной, так что у нижегородцев есть шанс лично познакомиться с его работами. И вообще, мягко выражаясь, экспозиции такого уровня нечасто открываются даже у нас. Дюрер, например, в Нижнем Новгороде - впервые за 120 лет существования НГХМ. 

Выставка называется «Откровение: Альбрехт Дюрер и искусство Северного Возрождения» и работает до 19 августа. Ядро экспозиции - уже упомянутый «Апокалипсис», дополненный редкими образцами немецкой живописи и скульптуры XVI века из собрания музея.

Альбрехт Дюрер никогда не был несчастным маргиналом и «непризнанным гением», вскочившим в историю вопреки злой судьбе. Он был весьма признанным, успешным, высокооплачиваемым творцом, выдающимся геометром и инженером, а также приятным просвещенным собеседником, обладавшим врожденным остроумием и привлекательной внешностью. Как писали биографы, «Дюрер особенно любил изображать себя в молодости и воспроизводил свой облик не без тщеславного желания понравиться зрителю». 

Он родился в семье ювелира, учился у хороших мастеров, удачно женился, немало путешествовал и, как сейчас говорится, принимал участие в ряде знаковых проектов, кстати дошедших до наших времен, - например, плечом к плечу с известными мастерами иллюстрировал «Корабль дураков» Себастьяна Бранта. Рисовальщиком и живописцем он был непревзойденным, а в миниатюре ему просто не было равных. Но экономическое чутье подсказывало Дюреру, что выгоднее заниматься гравюрой, нежели масляной живописью, тем более что та самая серия «Апокалипсис», созданная им в достаточно молодом возрасте, уже создала ему славу как граверу. Дело в том, что гравюры можно было тиражировать, а значит, иметь верный кусок хлеба. Другой вопрос, что его особенно знаменитые работы еще при жизни начали подделывать и художник даже обращался в суд по этому поводу.

Насыщенные символами

«Апокалипсис» - это пятнадцать иллюстраций к евангельским текстам. Серия создавалась художником в конце XV века, в самый разгар эпидемий, крестьянских волнений и религиозных войн. Не-

удивительно, что пророческие образы видений Иоанна Богослова о конце света тогда были очень актуальны в массах! 

Первое удивление - графические листы Дюрера очень невелики по размерам. Подобным образом, кстати, изумляют и работы Сальвадора Дали, ненамного выходящие за рамки формата А4. Детализация - а нюансы важны - скрупулезнейшая, тончайшая, которую впору рассматривать с увеличительным стеклом. Под копытами коня вьется «ящерица сомнения», а на копье отважного рыцаря повязан «лисий хвост хитрости»: насыщенные символами, гравюры рассказывают свои истории языком метафор. 

Визуализация неистового текста Иоанна способна впечатлить и восхитить и совершенно неверующего человека. Есть в этом определенно нечто от «Библии для неграмотных» - специального издания с минимумом текста и пояснительными картинками, кстати увидевшего свет чуть раньше дюреровского «Апокалипсиса».

Мария ФЕДОТОВА. Фото Александра ВОЛОЖАНИНА.