Порой грань между искусством, спортом и цирком очень относительна

Порой грань между искусством, спортом и цирком очень относительна

Когда спортсмен, опережая соперника на миллиметры и миллисекунды, бьет рекорд, это хорошо. Это демонстрирует незаурядные возможности организма homo sapiens, вызывает у зрителей восторг и аплодисменты. Нас вообще восхищает все самое-самое, в том числе возникающее на грани человеческих возможностей и, в общем, эстетики. Самый быстрый, самый ловкий... Как тут не вспомнить музыкантов-виртуозов? 

В одном ряду с фокусниками

С давних времен и до сих пор определенная часть публики специально ходит «на виртуозов», с трепетом ожидая, как знаменитый тенор возьмет запредельно высокую ноту, «чтоб люстра зазвенела». Или как знаменитый бас пророкочет нечто за пределами инфразвука. Интересно, что с целью особо пощекотать нервы публике и просто привлечь оную на концерт сами композиторы писали «трансцендентные» - за гранью мастерства - произведения, и публика валом валила на такое «угощение», а музыканты получали славу и гонорары. Композитор Лист, сам выдающийся виртуоз, своими «Трансцендентными этюдами» ввергал дам в экстазы и обмороки. А Энрико Карузо прославился тем, что от его голоса лопались бокалы и трещало оконное стекло. А Витас интриговал публику якобы наличием жабер, дававших возможность вопить особенно тонким голосом. 

Кстати, выступления на грани трюкового искусства ведут свое начало из более чем тысячелетней практики бродячих театров, когда «в одном флаконе» предлагался цирк, спорт и театр, а особой приманкой служили слова «Только у нас!». И наряду с глотателями шпаг, бородатыми женщинами и прочими чудесами нередко в комплект удивительностей входил музыкант-виртуоз. 

Времена проходят, но и артисты, и публика по существу меняются мало. Нам по-прежнему потребны чудеса на сцене. 

Версия первая: исполнитель. 

Когда-то Владимир Спиваков, отвечая на вопрос автора этих строк о названии своего коллектива «Виртуозы Москвы», отметил особо, что латинское слово «виртус» переводится как «доблесть», и доблесть эта состоит вовсе не в том, чтобы заниматься музыкальным спортом, но чтобы служить искусству. 

С другой стороны, удачно взятая верхняя нота и для вокалиста, и для публики - глоток адреналина. Верхнюю ноту ждут, и, когда она звучит, у публики замирает дыхание. И если голос позволяет, порой бывает крайне сложно удержаться и, игнорируя гневный взгляд дирижера, таки блеснуть долгим, феноменально звучным «верхом», сорвав овацию! «Взять высокую ноту - это, наверное, как «взять вес» для тяжеловеса, - делится опытом тенор из Санкт-Петербурга, пожелавший сохранить инкогнито. - Ты точно так же готовишься, выходишь на сцену, концентрируешься - и вот! Есть! Зал сначала замирает, а потом ты купаешься в аплодисментах!» 

Равно и у музыканта-инструменталиста с хорошо разработанным, подвижным аппаратом порой возникает соблазн «схватить темп» и сыграть не просто быстро, но presto, на грани возможности, ошеломив публику безупречным решением исполнительской задачи. Такие «смертельные номера» действительно впечатляют! Другой вопрос, что, как говорится, настоящий самурай обнажает клинок только по необходимости, ну а настоящий, зрелый музыкант все свои возможности и мастерство вкладывает в создание высокохудожественного образа. В академической среде такое мнение преобладает… 

Версия вторая: слушатель. 

…а в среде «просто слушателей» считают проще. «Я хожу на концерты для того, чтобы получить удовольствие! - говорит Александр Белов, мастер цеха на одном из заводов. Он всеяден: с равным интересом посещает концерты народного оркестра и симфонической музыки, слушает шансон и попсу. - Разная музыка нравится по-разному, вызывает большой набор эмоций. Часто концерт можно сравнить с хорошим обедом, в котором представлены блюда с разными вкусами: мелодичные романсы, драматичные симфонические произведения, утонченные ансамбли, и, если прозвучит что-то необычное, редкое, виртуозное, я воспринимаю это как брызги дорогого шампанского!» 

Частное мнение: педагог. 

Ирина Шабордина, доцент кафедры сольного пения Нижегородской государственной консерватории имени М.И.Глинки, дипломант международного конкурса, лауреат всероссийского фестиваля-конкурса, пианистка, певица, психолог: 

- Четвертая октава? Да ради бога! Вы говорите, «грань между искусством и шоу» – а зачем ее вообще, эту грань, проводить? Технические характеристики звука и искусство как таковое вполне мирно сосуществуют друг с другом. 

Техническое совершенство ни в коем случае не минус. Если оно работает на пользу художественному образу, отчего бы и нет? 

Версия третья: искусствовед.

Карина Барас, член Союза композиторов России, лауреат международных и всероссийских конкурсов: 

- Мастерство заключается в том, чтобы совместить высокую технику и красоту. Главное - не дойти до крайних проявлений, не потерять в погоне за техникой художественный образ. 

Вот только рейтинги и шкала рекордов в искусстве совершенно не равнозначны высокой качественной оценке. Попадание артиста в Книгу рекордов Гиннесса или в рейтинг «самых высокооплачиваемых» не является гарантом шедевральности. Это лишь констатация факта! В спорте для выявления победителей достаточно точных измерений, а вот в искусстве «измерения» крайне специфичны. Оттого неопытные слушатели могут принимать подделку за «шедевр», а быстро перебирающего пальцами музыканта могут счесть «виртуозом». 

Мария ФЕДОТОВА.

Самые, самые… 

Самый громкий рок-коллектив - Kiss, выдавший на своем концерте в 2009 году громкость 136 децибел (сравнимо с шумом влетающего реактивного самолета).

Среди мужчин самую высокую официально зарегистрированную ноту - Сis8 (4434,8 герца) десять лет назад взял в «свистковом регистре» Адам Лопез. 

Самую низкую ноту (частота 0,393 герца) взял в 2010 году церковный певец Роджер Менес. На слух этот звук воспринимается как зловещий рокот. 

Наиболее популярной «проверкой на виртуозность» среди инструменталистов является «Полет шмеля». Одним из рекордсменов исполнения «Полета шмеля» стал российский рок-гитарист Виктор Зинчук, исполнивший его за 24 секунды (20 нот в секунду) в 2001 году и в течение семи лет удерживавший пальму первенства. Последний рекорд принадлежит Дэниэлу Химбауху, стараниями которого сказочный шмель долетел от острова Буяна в царство славного Салтана менее чем за десять секунд. Правда, эта «музыка» гораздо больше похожа на сбивчивый вой, чем на музыку… 

Уличный художник Миша Most нарисовал самое больше в мире граффити (площадью 10 000 кв. м) на стенах выксунского металлургического завода 

Самая длинная театральная постановка - «Извращение» Нила Орама - длится 18 часов и еще пять минут. 

Самая короткая пьеса также создана драматургом из Великобритании - ирландцем Сэмюэлем Беккетом. Его «Дыхание» длится тридцать секунд. 

Самая похищаемая в мире картина - портрет Якоба де Гейна III пера Харменса ван Рейн Рембрандта (1632). Кстати, злоумышленников привлекает не столько ее гениальность, но компактные размеры (30х25 см). Благодаря своим постоянным странствиям картина получила неформальное название «Рембрандт на вынос».