Культурная общественность широко отмечает 110-летие Бориса Мокроусова

Культурная общественность широко отмечает 110-летие Бориса Мокроусова

Борис Мокроусов родился 27 февраля в Канавине, в семье железнодорожного кондуктора. Самоучкой освоил музыкальные инструменты, с пятнадцати лет работал тапером в клубе железнодорожников. Параллельно выучился на электромонтера, но вопреки воле родителей поступил в Нижегородский музтехникум к легендарному педагогу Нине Полуэктовой. Дальше была Московская консерватория, песни, всенародная слава... 

Юбилей как повод для знакомства 

Сегодня в Нижнем Новгороде крепко «впет» в мокроусовский репертуар замечательный певец Николай Кошелев. Выпускник Горьковской консерватории (класс Александра Правилова), он работал в Горьковском же оперном театре, роскошно проявил себя в партии Тореадора. После того как «оперная» страница была перевернута, в жизни исполнителя появились романсы и песни. С мокроусовской программой у Николая Сергеевича сложились неслучайные отношения. 

- Десять с лишним лет назад был у меня концерт в Москве, - вспоминает он. - По окончании программы ко мне подошла женщина и подарила сборник мокроусовских песен, подписанный «Земляку Б.А.Мокроусова - выдающегося композитора, которому в 2009 году исполнится 100 лет». Я сначала про эти ноты немного подзабыл, а затем они попали ко мне в руки, и я подумал: а отчего бы, в самом деле, не сделать программу к юбилею? И к столетию мы с Михаилом Козловым представили ее в Большом зале Дворца культуры автозавода - большую программу в двух отделениях. Название пришло само собой - «От сердца к сердцу». С тех пор поем ее в самых разных городах и по всей России - хоть в Москве, хоть в Екатеринбурге - люди прекрасно знают слова и про заветный камень, и про ясные зорьки над городом Горьким... 

Куда ушла премия?

Николай Сергеевич не был знаком с Мокроусовым лично, но с раннего детства заслушивался грамзаписями его песен и выучил многие, еще не умея толком говорить. Сейчас можно сказать с уверенностью: между ним и композитором ощущается особая связь. 

- Само сердце подсказывает, как их надо петь,  - говорит он о мокроусовских песнях и о них, о композиторе готов подолгу рассказывать интересные истории. 

Щедрости души Борис Андреевич был необыкновенной. Так, еще до «Сормовской лирической», в 1948 году, ему вручили Сталинскую премию. На эту сумму можно было приобрести шесть автомобилей «Победа». Но Мокроусов поступил иначе. Он обустроился в ресторанчике неподалеку от смоленского Дома творчества композиторов и всех прохожих, совершенно незнакомых ему людей, угощал вином! За две недели истратил всю премию! 

- Знаете ли вы, что песни у Бориса Андреевича рождались необычно? - продолжает свой рассказ певец. - Сначала он сочинял мелодию, а потом искал поэта, который написал бы слова. Так было, к примеру, с «Сормовской лирической», которая создавалась под заказ к столетию Сормовского завода. Композитор «нащупал» мелодию, а затем стал обзванивать знакомых поэтов и остановил выбор на Долматовском. Правда, когда «Сормовская лирическая» прозвучала со сцены, начальству она сперва не понравилась: ждали чего-то маршевого, массового, традиционного жизнеутверждающего гимна, а получили романтический вальс. Но уже на следующий день эта песня вышла на улицы... 

- «Сормовская лирическая» в этом году тоже юбилярша, но история ее рождения уже обросла множеством легенд. 

Рождение легенды 

Итак, в 1949 году завод «Красное Сормово» отмечал свое столетие, в честь этой даты, в частности, был организован конкурс на лучшую песню в честь завода. 

В то время урожденный нижегородец Борис Мокроусов жил в Москве и был ужасно знаменит. Сормовичи пригласили его к себе персонально - пожить, посмотреть, вдохновиться и написать. Далее начинаются расхождения в версиях. 

Версия первая, каноническая, рассказанная Википедией. 

Мокроусов принял приглашение земляков и, выбрав себе в соавторы поэта Евгения Долматовского, приехал с ним в Горький. Гостей поселили в заводской гостинице. Днем их водили по цехам, организовали несколько встреч в рабочих общежитиях с молодежью. А вечерами поэт и композитор любовались закатами на Стрелке - там, где в Волгу впадает Ока. Все это склоняло к лирике, а окончательный вклад в формирование поэтического образа внес тогдашний директор завода Ефим Рубинчик. Якобы при личной встрече он попросил написать что-то непарадное, душевное, что можно было бы петь и после юбилея. 

После этого Мокроусов сочинил мелодию, а потом попросил Евгения Долматовского написать для нее слова. 

Версия вторая, конспиративная, рассказанная поэтом Долматовским. 

Композитор и поэт поселились в заводской гостинице и усердно вдохновлялись волжскими видами, но безуспешно. Как вдруг однажды в дверь постучались две девушки в черно-синей форме ремесленного училища (видимо, это было ремесленное училище № 3, преобразованное из сормовской школы ФЗУ), рассказали, что они поют дуэтом и хотят выступить в программе торжественного концерта на заводском юбилее. Но для этого им необходима новая песня о Сормове. 

И тут явилась муза. «Мне показалось необходимым сочинить что-то вот об этих девушках, об их парнях, о рабочем поселке, мерцающем огнями на берегах Оки и Волги», - вспоминал Долматовский. 

Версия третья, рассказанная сормовичами. 

Может, Мокроусов и встречался с Рубинчиком. Может, он приехал вместе с Долматовским, а может, поэт приехал потом, чтобы стихи сочинить. Но абсолютно точно, что в заводской гостинице они не жили, она была тогда достаточно скромной - гостей поселили в «Плесе», которая сегодня стала торговым центром «Сормовские зори», а через окно с помощью крана в номер поднимали рояль. 

Мелодия эта замечательная к тому времени уже существовала: Мокроусов написал ее к спектаклю «Макар Дубрава», но широко обнародовать не успел. Потом он начал обзванивать знакомых поэтов и остановился на Долматовском. Действительно, ожидали песню другого плана - более героическую, что ли. Но «Лирическую» полюбили моментально, и обманутые ожидания как-то быстро забылись. 

Мария Федотова.

На фото: Борис Мокроусов с сыном Анатолием в своем кабинете на Котельнической набережной.

От первого лица

Надежда Преподобная, министр культуры Нижегородской области:

- Имя Бориса Мокроусова стоит в одном ряду с такими композиторами-песенниками, как Матвей Блантер, Никита Богословский, Анатолий Новиков, Василий Соловьев-Седой, Исаак Дунаевский, Александра Пахмутова. Красота и раздолье волжской природы отразились на всем творчестве будущего композитора - его мелодии пропитаны любовью к родной земле, к ее лесам и полям, к ее безбрежным далям и бескрайним просторам. Современники называли Мокроусова Сергеем Есениным в музыке. 

Нижегородская земля свято хранит имя выдающегося нижегородца, который на всю Россию воспел родной Нижний Новгород «Сормовской лирической». На доме, где он учился, открыта мемориальная доска. Имя композитора носят улица в Сормовском районе Нижнего Новгорода и музыкальная школа № 11. В Володарском районе Нижегородской области открыт музей композитора. 

Министерство культуры Нижегородской области традиционно проводит областные и межрегиональные конкурсы исполнителей популярной песни им. Б.А.Мокроусова. По их результатам издаются сборники песен композитора, репертуар творческих коллективов Нижегородской области и других регионов России пополняется прекрасными произведениями нашего земляка.

Знаете ли вы?

Первой исполнительницей «Сормовской лирической» стала коренная сормовичка Маргарита Рыбина. Три года назад она ушла из жизни, отметив 90-летний юбилей. 

А тогда ей было двадцать пять. 

- Как-то руководитель хора сормовского Дворца культуры Виктор Арнольдович Махлин, принес на репетицию концерта, посвященного столетию завода, ноты «Сормовской лирической», написанные рукой Мокроусова, - вспоминала она. - Песня всем понравилась. В то время в хор ходил Гена Баков, бывший фронтовик, сталевар с «Красного Сормова». У него был прекрасный баритон. Мы с ним оба в эту песню «вцепились», и нам разрешили петь вместе. 

Мы разучивали песню по авторскому клавиру. До концерта нам строго-настрого запретили петь ее где бы то ни было…