Тайны городецкого следствия открылись спустя два года

Тайны городецкого следствия открылись спустя два года

Слова «молельщик, молельщица»  во всех русских словарях означают - человек, который много молится, богомол. В старину на Руси таких приглашали в дом молиться над усопшим. Теперь молельщица, или, как ее еще называют в северных районах Нижегородской области, - читальщица, приходит на несколько часов, затем провожает похоронную процессию на кладбище и приходит почитать псалтырь на девятый и сороковой день. Вместе с угощением, которое она принимает от скорбящих хозяев в перерыве между молитвами, получает соответствующий «гонорар». В Городце, например, эта сумма составляет две-три тысячи рублей. А иной щедрый или особо скорбящий родственник, бывает, и пятитысячную купюру положит ей в карман.

ЧП на улице Белинского

Ульяна Никитична Карасева была молельщицей со стажем, известная если не на весь Городец, то уж на всю округу точно. И все соседи на улице Белинского, где затесался меж других домов ее добротный домик с резными наличниками, доподлинно знали, что Ульяна - «настоящая», благословленная батюшкой, добросовестная читальщица молитв. За ней, случалось, «клиенты» приезжали на дорогих машинах, и чуть ли не каждый день спозаранку она отправлялась «на работу». В остальное время двери ее дома были открыты, хранимая божьей милостью, так считала молельщица, она по старинке не пользовалась засовами. О том, что, кроме пенсионных, у нее были приличные сбережения в какой-нибудь кубышке, знакомые  могли только догадываться. И то, что случилось в марте 2017 года, переполошило не только детей и внуков 76-летней пенсионерки.

- Не иначе, ограбили нашу Ульяну, грех-то какой, - тревожно судачили у ворот старухи, когда понаехали к ее дому машины скорой помощи, полиции и следственного комитета. А вскоре стали известны и подробности.

Накануне, 27 марта, к молельщице  заходил внук - проведать бабулю. Когда уходил, в дверях столкнулся с очередным «заказчиком»: это был не менее известный, чем сама Ульяна, в округе человек - бывший директор здешнего предприятия, а ныне досточтимый пенсионер Николай Иванович Колокольцев. Он был вхож в их семью, но в этот раз заходил по делу - у родной сестры жены его сына умер муж, и ему было поручено привезти Ульяну помолиться за упокой души. По крайней мере, так он объяснил свой визит…

Вечером того же дня дочь Ульяны по обыкновению набрала номер матери - телефон молчал. «Умаялась, поди, да уснула», - подумала женщина. Когда же и наутро никто не ответил, она забеспокоилась. Скоренько собралась и - к матери, на улицу Белинского.

Дверь была заперта изнутри. На стук тоже никто не отвечал. Дочернее сердце захолонуло от дурного предчувствия. Обошла дом, заглянула в окно: мать, полураздетая, в ночной рубашке и босая, лежала, распростертая, на полу, и даже через тюлевую занавеску было видно, как темно-красным ореолом замкнулся возле ее головы  кровавый нимб.

Капитан Киселева

Когда тело несчастной молельщицы (эксперты насчитали на ее голове не менее 12 ран, нанесенных, как было записано в протоколе, «орудием, имеющим заостренную часть») увезли, оперативно-следственная группа приступила к осмотру дома. Все было перевернуто вверх дном, очевидно, убийца что-то искал. На кухне за плитой завалялось «вафельное» полотенце, испачканное кровью, -

пока это была единственная зацепка! То, что погибшая была раздета, а верхняя одежда в доме отсутствовала, наводило на мысль, что убийство было совершено ночью, а убийца, скорее всего, женщина: она-то и забрала пальто с вешалки вместе с остальными предметами одежды. Зачем мужику женское пальто? Вдобавок на столе криминалисты обнаружили след небольшой, явно женской, руки, одетой в шерстяную перчатку… 

- Первым делом мы стали выяснять, с кем погибшая встречалась накануне, кто ей звонил… Конечно, одним из первых попал под подозрение ее последний визитер, - рассказывает старший следователь следственного отдела по Городцу капитан юстиции Яна Киселева. - Когда все версии были отработаны, мы получили заключение молекулярно-генетической экспертизы на следы с того самого полотенца, оказалось, они имели «мужской генотип»… 

Но у того на каждый вопрос был вполне убедительный ответ. Да, заходил, договаривался о молении за упокой родственника. Откуда след на полотенце? Она меня за стол усадила, чаем  угощала, руки мыл, потом полотенцем вытирал…

Смущало то, что убийство произошло, когда хозяйка дома уже разделась. Если она приготовилась ко сну, вряд ли впустила гостя или гостью неодетой… И еще! На столе лежал глюкометр - прибор, которым диабетики измеряют уровень сахара в крови. А покойная уже давно страдала этим недугом. Так вот последний раз, судя по показаниям прибора, она пользовалась им  27 марта в 9 часов 40 минут. То есть вечером, как обычно, сахар не измеряла…

- В какой-то момент следствие зашло в тупик! - рассказывает Яна Андреевна. - Кроме полотенца, других зацепок не было…

Тайник на чердаке

С наступлением лета родственники перед тем, как вступить в наследство, решили поменять в бабушкином доме проводку. Не то, какой грех, замкнет где-нибудь, да и сгорит наследство. Кстати, кроме этого дома, небедная Ульяна Никитична  ничего им не оставила: даже сберкнижки у нее не оказалось. Между собой они решили, что денежки «из-под матраса» забрал убийца. Для них, как, впрочем, и для следователей, это была единственная мотивация совершенного преступления.

Когда наемный электрик поднялся на чердак, то среди прочего хлама обнаружил два странных пакета - черных, полиэтиленовых, набитых каким-то тряпьем. Решил, на всякий случай, сообщить новым хозяевам. Те развязали один пакет, а там «пропавшее» пальто, развязали другой - там платье Ульяны Никитичны, ее белье, колготки…

- На одном из пакетов мы обнаружили сохранившиеся потожировые следы, - продолжает следователь. -  Но еще в начале следствия мы брали у подозреваемого слюну и отсылали на анализ нижегородским экспертам. Сравнили ДНК - стопроцентное совпадение! Тут уж отпираться подозреваемому было бесполезно: суд примет такую улику безоговорочно…

- 27 июля 2017 года виновный был задержан, а затем в отношении его избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, - вступает в разговор официальный представитель СУ СКР по Нижегородской области полковник юстиции Юлия Склярова. - Однако  как на предварительном следствии, так и в судебном заседании пенсионер не признал себя виновным в совершении убийства…

 Надо признать, преступление было продумано до мелочей. Следаков сбила с толку ночная рубашка, но, оказалось, «ночь» как время преступления была всего лишь инсценировкой. Во-

вторых,  действовал убийца-грабитель в перчатках, что тоже нимало удивило следователей. Он, судя по всему, снял их только тогда, когда завязывал узлы на пакетах, отсюда и следы. 

- Такое ощущение, что преступник опытный, - высказывали предположение старшие коллеги Яны Андреевны. И вспоминали один «висяк» из архива: лет десять назад очень похожим способом в Городце была убита одна небедная старушка. Убийцу тогда так и не нашли…

Игрок

Когда после очередного допроса Николай Иванович подписывал протокол, следователь обратила внимание на его руки. 

- Редко у мужчин бывают такие руки - аккуратненькие, с тонкими пальцами, почти женские…

Он и сам был внешне вполне благонадежен - солидный мужчина, лысоватый, седые виски, негромкая размеренная речь с правильными ударениями на словах. Вдобавок к делу он приобщил кучу благодарственных писем местной администрации за былые заслуги на ответственном посту и крайне положительных характеристик. Но вот что написала о нем в своем заключении Екатерина Васке - доктор психологических наук, профессор ННГУ имени Лобачевского, руководитель Центра юридической психологии и судебно-психологической экспертизы, научный консультант Следственного управления Следственного комитета РФ по Нижегородской области: «хитрый, изворотливый, злопамятный, расчетливый, хищный, прагматичный, ответственный, с завышенной самооценкой, с высоким самоконтролем поведения, хорошим самообладанием, с выраженными лидерскими чертами».

Собирая материал на подследственного, следователь выяснила одну подробность из его личной жизни: Николай Иванович был игроман. Играл по-крупному в подпольных казино и, естественно, иногда проигрывал. В итоге на момент убийства молельщицы у пенсионера имелись серьезные долги.

***

Приговором суда подсудимому назначено наказание в виде 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. На днях приговор вступит в законную силу.

Татьяна Чинякова.

(Имена и фамилии фигурантов этого уголовного дела изменены автором.)