Исполнилось сто лет со дня рождения автора слов «В городском саду» поэта Алексея Фатьянова

Исполнилось сто лет со дня рождения автора слов «В городском саду» поэта Алексея Фатьянова

В первые два дня марта на двух главных концертных площадках Нижнего Новгорода – во Дворце культуры автозавода и в кремлевском концертном зале – была исполнена роскошная концертная программа к 110-летнему юбилею композитора Бориса Мокроусова. Названием ее стала строка из песни «Когда весна придет, не знаю».

А ведь текст к этой песне написал друг Бориса Мокроусова – замечательный поэт Алексей Фатьянов. Вчера, во вторник пятого марта, исполнилось ровно сто лет со дня его рождения.

Корреспондент «НН»  созвонилась с внучкой поэта Анной Китиной (Фатьяновой):  сегодня она занимается систематизацией и популяризацией творческого наследия своего деда. Несмотря на невероятную загруженность в юбилейные дни, Анна рассказала немало интересного, попутно развенчав некоторые мифы. 

Вырос на Пушкине

- Вы много работаете с архивами, в том числе с семейным. Что интересного вам удалось «откопать»? 

- Очень многое! Например, что Алексей Иванович с раннего детства очень сильно увлекался поэзией, уже в четыре года запоем читал Блока и Пушкина. Позже у Фатьянова было одно из самых дорогих собраний сочинений Пушкина – бабушке пришлось продать его, когда Алексея Ивановича не стало – в том числе с прижизненными томами. Фатьянов был страстным пушкинистом, мог прочитать на память его любое стихотворение. Вместе с поэтом Твардовским они устраивали баталии - как сейчас молодые эрудиты организуют баттлы - практически каждый день. Один начинал, второй продолжал и так, по рассказам бабушки, до пяти часов кряду. В процессе они так увлекались, что переходили на других поэтов, и декламировали стихи до тех пор, пока кто-то не ошибался.

Разбирая семейный архив, я обнаружила, что Фатьянов рано начал не только читать, но и писать. Конечно, в подростковых стихах много подражаний, особенно Маяковскому. Он в 16 лет написал «Юбилейное» и посвятил его Владимиру Владимировичу.

Среди архивных документов я нашла ответ на еще один мучивший нас вопрос. Юношей Фатьянов занимался в знаменитой театральной школе Алексея Дикого. В нее брали с 18 лет, но у нас хранится датированное 1935 годом объявление о первом наборе в школу Дикого, и именно в этот  набор попал Фатьянов, родившийся в 1919 году. Как это получилось, никто не мог понять. В итоге я нашла документы, которые подавались при поступлении, и оказалось, что мой дедушка просто подделал справку - тогда же у молодых людей не было паспортов. А в 1940 году, в 18 лет его призвали в армию, и когда там  начали раскрываться фатьяновские таланты, его забрали в ансамбль песни и пляски Орловского военного округа.

Не песней единой 

- Работая в военных архивах, мы поняли, что прошел Фатьянов, - продолжает свой рассказ внучка поэта. - Есть устойчивая легенда, согласно которой он числился в штабной роте и исключительно ездил по тылам с концертами. Но документы свидетельствуют обратное: Фатьянов воевал!

1941 год он встретил в Орле - недалеко от границы, от места вторжения гитлеровских войск, и с первых же дне войны оркестранты попадают в Брестский котел. И Фатьянов плюс еще несколько сорвиголов, постоянно ходили в разведку, искали дороги и  потихоньку выводили оркестр из окружения. Известен такой эпизод: на третьей, четвертой ли неделе войны, на пути из окружения оркестранты совсем обессилели без воды и пищи. И – счастливый случай - Фатьянов во время очередной вылазки обнаружил разбомбленную машину с сахаром. Выложив из вещмешка все содержимое, он набил его сахаром  и принес товарищам пропитание. В итоге из окружения они вышли к своим, и все инструменты, в том числе погибших товарищей, принесли и сдали – как если бы это было оружие. А Алексея Ивановича, раненого в руку, отправили в госпиталь в город Чкалов, ныне Оренбург. Там он встретил Соловьева-Седого, и это стало началом долгой творческой и человеческой дружбы. Соловьев-Седой звал Фатьянова «сынок», а тот, взаимно, называл его не иначе как «отец».

Затем, в 1944 году, была не слишком длительная работа режиссером, фактически завлитом в Краснознаменном ансамбле песни и пляски. Художественный руководитель ансамбля генерал-майор Александр Александров – впоследствии ансамбль будет носить его имя - приревновал Фатьянова к своей молодой супруге, и буквально через три дня Фатьянов был переведен в стрелковую бригаду. Был фронтовым корреспондентом газеты «На разгром врага», прошел через Украину, Прибалтику, Польшу, въехал в Венгрию на первом танке, в бою был серьезно ранен, получил медаль «За отвагу». Недолго пробыв в госпитале, стал вновь проситься на передовую... но на фронт его больше не пустили, причем тут явно не обошлось без содействия Соловьева-Седого. Композитор прекрасно понимал, что ценность Фатьянова-солдата несопоставима с ценностью Фатьянова-поэта, так что на два года Алексей Иванович попал в ансамбль Балтийского флота. В те два года он написал десятки шедевров, посвященных морякам.  

По Отечеству земляки

- Известно, что ваш дедушка крепко дружил с Борисом Мокроусовым…

-  .. и лучшие лирические песни, которые когда-либо были написаны на слова Фатьянова, написал именно Мокроусов! Они были очень близки, очень похожи; как говорил Фатьянов, «по Отечеству земляки», ведь Нижний Новгород и  Вязники – это рядом. У них даже почерк был похож. Оба были внешне эффектны, любили красиво одеться, следили за модой, и даже когда совсем не бывало денег, Фатьянов старался одеваться как Мокроусов – ну а Мокроусов был просто великий пижон. Оба были невероятно музыкальны: могли зайти в любое заведение с роялем и начать музицировать: Мокроусов играл, Фатьянов исполнял куплеты. По воспоминаниям моей бабушки, Фатьянов и Мокроусов были как братья, они друг друга понимали с полуслова. 

И семьями дружили, Мокроусов был вхож к Фатьяновым и вызывал у них общую симпатию. Более того. У Алексея Фатьянова была очень привлекательная теща, и именно Мокроусов первым сделал ей предложение. Ему нравились дамы с аппетитными формами, особенно - женщины с естественным румянцем во всю щеку. Худых и  бледных, наоборот, не переносил на дух. В нем вообще была какая-то особенная «русскость», тяготение ко всему полнокровному, земному, красочному. Союзу этому не суждено было сбыться – то ли Анна Николаевна ему отказала, ссылаясь на то, что у нее уже внуки пошли, то ли сам Мокроусов, смеясь, сказал, что не готов становиться  отчимом собственного друга. 

Женившись, Борис Андреевич несколько отдалился от Фатьяновых. Но всегда был рядом. Он участвовал в похоронах, поддерживал вдову с двумя детьми, помогал с организацией посвященных поэту концертов в Центральном доме литератора. 

Художника обидит каждый

Коллеги-поэты и критики упорно принижали и отрицали дарование Фатьянова. Как его «песочили» за опубликованное в военные годы стихотворение «На солнечной поляночке», упрекая в неуместном во время войны легкомыслии, в то время как на привалах только эта песня и звучала! Как обвиняли его тексты в примитивности и «топорности», пытаясь заглушить всё возрастающую, зашкаливающую популярность! Песня «Три года ты мне снилась» стала поводом для появления в газете уничтожающей характеристики «певец кабацкой меланхолии»; впрочем, подобный ярлык в свое время вешали на Сергея Есенина. За свою жизнь Фатьянов не получил ни единого творческого поощрения и смог опубликовать лишь одну - очень тоненькую - книжечку стихов… но, словно признавая свою слепоту, Союз писателей таки учредил Фатьяновскую литературную премию. 

Огромный врожденный оптимизм и незлобивость Алексея Ивановича помогали ему пережить все обвинения, столь болезненные для человека творческого. Но не стали ли нападки завистников причиной, по которой сердце  поэта остановилось в сорок лет?

Напомню лишь один случай, рассказанный в книге «Фатьянов» из серии «Жизнь замечательных людей».

Однажды Фатьянов принес на заседание редколлегии свои стихотворения. Литераторы, чьи имена сейчас не вспомнить и знатоку, отказали ему в публикации. Тогда Фатьянов встал в полный рост и запел их — песни из кинофильма «Весна на Заречной улице», которые пела вся страна. 

Члены комиссии прятали глаза и отмалчивались. 

Поэт заплакал и вышел, хлопнув дверью. 

От первого лица

О невыдуманных сюжетах

Корреспонденту «НН» попала в руки редкая запись голоса Фатьянова. Хорошо поставленным, приятным голосом поэт рассказывает о себе и о своем творчестве.

«В деревне, а затем в маленького городке, где я учился в школе, песни очень любили. Их пели молодые девушки - работницы текстильных фабрик, пели вернувшиеся с гражданской войны красноармейцы. В праздники в городском саду на гуляньях молодежь выводила: «По всем океанам и станам развеем мы красное знамя труда!», а в заливных заклязьменских поймах до рассвета были слышны переборы гармони. С тех пор запомнилось: песня – это естественное движение души, выражение чувств, переполняющих человека. И песни нужны человеку разные. 

Больше влияние на мое творчество оказали предвоенные песни замечательного поэта Михаила Исаковского…

Мои первые попытки работы над песней были не очень удачны. Стихи, написанные мною в 1939-40 году, хоть и были напечатаны, положенные на музыку профессиональными композиторами, в народ не пошли и умерли бесславно. В чем же дело? Ведь, кажется, и стихи были неплохи, и музыка тоже, а вот петь их никто не хотел. А дело было в том, что я еще недостаточно знал жизнь.

С первых дней войны, находясь в рядах нашей славной армии, я глубже стал понимать величие чувств людей, их душевную красоту, узнал цену дружбе и любви, цену вовремя сказанного нужного слова. Герои моих песен были рядом со мной, и я стал писать о скромных, мужественных, справедливых советских солдатах. 

Сюжеты песен не выдуманы мною, а увидены в жизни. Помню: фронт. В большой зеленой роще мы, солдаты, после только что затихшего боя лежим, отряхиваясь от крупинок засыпавшей нас земли, и вдруг слышим: вслед за растаявшим вдали рокотом вражеских самолетов во все горло, как бы утверждая жизнь, защелкал соловей. Это вошло в песню «Пришла и к нам на фронт весна».

Также помню: по пустынной улице большого села проходили строем солдаты, а рядом шла девушка и внимательно вглядывалась в лица бойцов – наверное, искала кого из знакомых. Люди подтянулись, повеселели: может, вспомнили о своих далеких любимых? Это послужило темой для песни «Ничего не говорила».

Поездки по стране, особенно в места, где прошло мое детство, всегда приносят новые песни о старых и новых моих друзьях. Там были написаны «В городском саду», «Поет гармонь за Вологдой», «По мосткам тесовым», «Где же вы теперь, друзья-однополчане?»…».

Не проходите мимо!

Юбилейный год поэта будет отмечен яркими культурными событиями.

На днях уже состоялось открытие Года Фатьянова в областной библиотеке в Вязниках, начала работу выставка Фатьянова во Владимиро-Суздальском музее, отзвучал большой концерт. 

Нижегородцы, внимание: вчера в Русском музее фотографии начала работу выставка горьковских репортеров «Сто иллюстраций к песням Фатьянова». 

В Москве пройдут два фатьяновских концерта с участием лучших отечественных артистов: 26 марта в ЦДРИ, 29 марта – в Кремле. 

В третью субботу июля (дата может уточняться) в Вязниках традиционно состоится Фатьяновский праздник поэзии и песни «Солнечная поляночка».

В течение года запланировано проведение выставок и творческих конкурсов; по населенным пунктам Владимирской области будет ездить «передвижка» и показывать всенародно любимые фильмы с музыкой Фатьянова.

Кстати

Записи голоса Фатьянова: http://fatyanow.narod.ru/gol.htm 

Мария Федотова. Фото из семейного архива предоставлены Анной Китиной (Фатьяновой).