На сцене Нижегородского ТЮЗа в пятый раз поставили «Недоросля» Фонвизина

Нередко и традиционно «Недоросля» ставят как эпик в пяти действиях, щедро пропитанный «обличительностью» и «поучительностью», и редкий зритель не задремлет до середины такой постановки. А в нижегородской постановке захочешь - не уснешь. Режиссер-постановщик - заслуженный артист РФ, заслуженный деятель культуры Абхазии Адгур Кове - уместил действие в полтора часа без антракта, а в происходящее добавил изрядную порцию сюра. Из кошмарно нравоучительных стариканов c перманентно воздетым пальцем герои Фонвизина превратились в подвижную молодежь верхом на швабрах и с Playboy в руках. В образе хлопотливой белочки выходит Простакова (Юлия Соколова), беспрестанно обцеловывающая, облизывающая сыночка-недоросля. В ухватистой ее лапке - поводок, заземляющий «летательного», не от мира сего Простакова-папу (Алексей Филиппов); чудаковатый облик отца семейства гармонично дополняют небольшие крылышки. А вот и полный жизни Митрофанушка (Константин Кузьмичев), мамин любимчик щенячьего возраста: даже у Фонвизина недорослю всего шестнадцать, и он - ровесник зрителей-старшеклассников. Учеба Митрофанушке ни к чему: по праву рождения он будет «лежа лететь в чины», и юный хитрец об этом осведомлен. Последний из квартета «простаков» - жизнерадостный Скотинин (Иван Пилявский), скачущий по сцене с озорством молодого орангутанга и как бы доказывающий на деле, что «род Скотининых почтенный, создан был прежде Адама». 

Эта великолепная четверка вечна и не подвержена эволюции в принципе. 

Публика довольна, бодрствует и даже, простите, ржет.

Между тем противоположный лагерь просвещенных персонажей заводит сложный танец Добра и Зла во имя Прогресса и Обретения Мудрости. Стародум (Владимир Берегов) с Правдиным (Николай Шубяков) ведут яростные, полные особых смыслов диалоги: вслушиваться в них можно по многу раз, вновь и вновь открывая что-то новое. Спектакль выливается в молчаливое действо, исполненное неизвестной массам символики. Огромная пирамида, постоянно присутствующая на сцене, живет своей пульсирующей светом жизнью, то исторгая персонажей, то принимая их обратно. Лучащийся глаз в треугольнике, изображенный на афише спектакля, вызывает в памяти страшное слово «масоны». Увы, неспециалисту по масонам не все ясно в этом черно-белом танце масок и париков. Но общеизвестно, что золотой век масонства в России пришелся на время правления Екатерины Второй… и время создания «Недоросля», кстати Екатериной запрещенного.

Недолго думая, корреспондент «НН» спросила «за масонов» у режиссера Адгура Кове, и тот дал на удивление простой ответ.

- По сюжету «Недоросля» Стародум и Правдин экспроприируют усадьбу у Простаковых. Встал вопрос: для чего? С какой целью? Я вспомнил, что это время было расцветом масонства в Европе и зарождением его в России. Предположил, что им, масонам Стародуму с Правдиным, нужно место для тайных встреч. Вот, собственно, и всё. В масонстве я тоже не специалист, меня больше увлекла возможность театральной игры на эту тему, - признался режиссер.

Мария Федотова.