Гоша КУЦЕНКО:Чем кризиснее,тем лучше!

Гоша КУЦЕНКО:Чем кризиснее,тем лучше!

Перед выходом к публике на премьере фильма "Любовь-морковь-2" Юрий Куценко, известный зрителям под именем Гоша, страшно волновался и непрестанно расспрашивал нижегородских журналистов, действительно ли им понравилось это кино. Хотя, казалось бы, ну что для столь востребованного, узнаваемого актера может значить очередное продолжение очередного фильма?!

Кровь или морковь?
- "Любовь-морковь" - это такой "американский" семейный фильм. Но если в Америке есть мастера, умеющие фабриковать подобные картины, то у нас пока нет тех, кто виртуозно владеет жанром. Раньше они были - Гайдай, например.
- Юрий, это кино для семейного просмотра, но там есть сцены "на грани"…
- Скажу откровенно, меня волновали две сцены. Первая, где я уже дядя, вернее, я - ребенок (вот все время эта путаница!) прихожу к другу Юрику домой и нас застает его отец. Не хотелось, чтобы это выглядело пошло. И вторая сцена - этот фокус с рыбкой в штанах… Я звонил Ренату Давлетьярову (продюсеру фильма. - Авт.) ночью домой, мы орали друг на друга. Я кричал: "Я тебе не комик, не мистер Бин!", а он в ответ: "Ты он и есть!" Мы воевали. В итоге была создана специальная надувная штука с насосом, которую мне пропустили через брюки, и мы полдня снимали эту чепуху… Конечно, мы были зажаты в определенные рамки: с одной стороны, комедия, с другой - ее будут смотреть дети. Вы знаете, почему "Comedy Club" - самый смешной проект? Потому что слова "жопа" и "сука" - самые веселые. А здесь мы были лишены возможности ими оперировать.
- Как у вас складывались отношения с Кристиной Орбакайте?
- Во-первых, мы друзья. Во-вторых, она замужем. Во время съемок эротических сцен в первой картине ей все время звонил муж Михаил. А во втором фильме мы хотели закатить поцелуй, я настаивал, но не прошло…
- А мама ей не звонила?
- Нет, в этот раз что-то не звонила Алла Борисовна… А на первом фильме мы валяли дурака - я брал трубку и говорил: "Алло! Это я, Кристина…" Думаю, после "Моркови" меня больше не будут снимать в серьезном взрослом кино.
- А что вам дается труднее - "Антикиллер" или "Любовь-морковь"? Боевики или комедии?
- В комедии нельзя отсидеться, нужно постоянное творчество. В "Антикиллерах" свои проблемы. Там над тобой все время довлеет вопрос: зачем ты это делаешь, во имя чего? А в комедии ясно для чего, но важны мелочи. Боевики мне все-таки интереснее. Потому что по мне лучше искать "для чего?", чем "как?".
Все мы немного дети
- Каково работать на съемочной площадке с детьми?
- Дети очень органичные и честные партнеры. Мы с Кристиной не согласились бы сниматься, если бы не нашлась пара детей, которая влюбила в себя. Дети любят играть, но заставить их играть именно в ту игру, которая вам нужна, непросто. У нас было много ночных съемок. Детишки ходили сонные, очень смешные… Думаю, детям легче играть взрослых, чем наоборот, потому что взрослые - главные объекты их наблюдения в жизни.
- В фильме все начинается с того, что дети брошены очень занятыми родителями. А по отношению к своей дочери Полине вы не чувствуете вины?
- Конечно, чувствую. Но в последнее время я стал больше с ней общаться. Я пойду с ней на премьеру, приглашу весь класс. Фильм, конечно, разворачивает к детям. Начинаешь думать о том, что пора остепениться.
- Как вы думаете, сохранилась ли сегодня детскость во взрослых людях?
- Влюбленные люди как дети, наверное… Я ценю в людях непосредственность. Не инфантилизм, а открытость. Спортсмены похожи на детей, когда идут на рекорд. Многие актеры тоже. Мой приятель пригласил нас с дочкой на спектакль "Снежная королева" в Малый театр, где он играет оленя. И он так увлеченно начал рассказывать про этого оленя! На сцене он появился на пару минут - раскрашенный, со сложнейшим гримом, и это было трогательно. Потом встретил меня и расспрашивал: "Ну, как, как?!" - "Шикарно! - говорю. - Настоящий северный олень!"
В Москве есть фонд помощи детям, больным церебральным параличом. Мы второй год строим небольшой реабилитационный центр. Я наблюдаю эту детскость в ребятах, которые болеют, и она меня подкупает. Еще я видел раненых, которые воевали в Цхинвале, - они тоже очень похожи на детей, когда рассказывают, что с ними происходило…
"Кина" не будет?
- Расскажите, пожалуйста, о музыкальном проекте, который вы привезли в Нижний.
- Кстати, я сочинил для фильма песню, а Укупник ее испортил. Сказал, что моя версия слишком грустная… Музыка - моя давняя болезнь. Нормальный человек на моем месте снимался бы в сериалах и зарабатывал деньги. А мне нравится музыка - и в этом мое ребячество. Я собрал друзей-музыкантов, сейчас мы дописываем альбом. В феврале тихонечко запустим. Если людям понравится, тогда буду и дальше попевать. Во втором альбоме будут "рэпы", "хип-хопы", я умею их писать. Это мои внутренние радости, но мне приятно ими делиться. Так что следующий год я собираюсь посвятить душе.
- А как насчет планов в кино?
- Кино нету! "Мосфильм" сейчас пустует, как в 1990-е годы, и это страшное зрелище. Кино страдает первым, потому что там нужны финансы. Люди обнаглели - не хотят работать бесплатно! Сейчас я живу театром и музыкой. Надеюсь, в театры будут ходить по инерции. Наш независимый театральный проект продолжает ездить и собирать залы. Но я знаю, что процентов семьдесят гастролей отменяется. Кино, думаю, в нашей стране на пару лет затихнет, сериалы станут менее навязчивыми. Вообще творческому человеку чем "кризиснее", тем лучше. Голодовки всегда полезны - с полным животом спектакль не сыграешь.
- Как вы собираетесь праздновать Новый год?
- Хочу встретить его со своими музыкантами, петь песни. Хотя сейчас "корпоративов" гораздо меньше, чем год назад. Но даже если нам не будут платить деньги, мы встретим Новый год на репетиционной базе.
Ольга ГОРНОВА.