Тот,кто мешает спать

Тот,кто мешает спать

"Полтинник" лидеру "Алисы" Константину Кинчеву исполняется в конце декабря, но за месяц до этого в двух российских столицах были сыграны уникальные программы под названием "25 в "Алисе", 35 в рок-н-ролле, 50 на Земле". На московском концерте удалось побывать корреспондентам "НН".
Многотысячный зал собирался посмотреть на счастливого человека, который любит то, что делает, и делает только то, что любит, который поет и живет, невзирая на лица, времена и нравы, иногда идет поперек настроениям большинства, иногда совпадает с ними, но всегда - своей дорогой. Одни честят его за пафос и прямоту в отстаивании своей веры, другие упрекают, что, несмотря на воцерковленность, Кинчев не поскучнел на сцене - остался настоящей рок-звездой. А он даже в забойных гимнах вроде "Неба славян" умеет быть лириком и в песенной исповеди вроде "Моей войны" - рокером. Окунаясь в хард и рэп, фолк и готику, панк и нью-метал, он не стал заложником никакого стиля, оставшись свободным в выборе формы и верным своей сути.
На заднике поочередно высвечивались обложки альбомов "Алисы", и с каждого пелось по одной-две песни. На экраны по бокам сцены транслировались собственно концерт и еще видео и фото - "путевые заметки" из жизни группы и ее фанов. Получилась настоящая энциклопедия "Алисы", и зал мог наблюдать, как переливались из альбома в альбом мотивы, как настаивались и крепли смыслы, и поразиться: как много пройдено дорог!
Порой Кинчев играл лишь роль сурдопереводчика при хоре поклонников, вскипавшем по призыву: "А теперь вы!" и без него. Однажды юбиляр забыл начало песни: "А с каких строчек начинается? Все-таки мне 50 лет…" Но тут артист, конечно, нарывался на комплименты. Поскольку нормальные люди в "полтинник" не скачут два с половиной часа по сцене, надрывая связки, и не поднимают дух многотысячной "армии".
Черная сцена то загоралась красными всполохами, то заливалась синими волнами, а мощный поток воздуха развевал по ветру серебряные волосы фронтмена и красный шарф. Символические огонь и вода как бы подчинялись любимому персонажу Кинчева - ветру, который повелевает всеми стихиями и вдыхает жизнь. Кто бы, например, еще 25 лет назад мог подумать, что рок - заимствованная с Запада культура - так преобразится у нас, проникнувшись национальным духом, и станет не калькой с английского, а музыкой русской речи и судьбы?
Герой вечера выглядел, как всегда, подтянутым и эффектным. Переодевался несколько раз, сменив плащ инфернального Доктора Франкенштейна на "скоморошью" рванину с красными лохмотьями, а затем строгое "рыцарское" облачение на лаконичную черную рубашку. К своим традиционным героическим стойкам и шутовским реверансам, живописи жестов и мимической графике Кинчев добавил кое-что новое. В пику обвинявшим его в фашизме устроил пародийную маршировку с вытянутой вперед рукой на "Тоталитарном рэпе", а в последних номерах выдал проходку а-ля Мик Джаггер. Видимо, в том смысле, что и в возрасте легендарного "роллинга" лидер "Алисы", даст Бог, тоже будет на посту.
Ольга ГОРНОВА, Ольга БИЛЬДЯГИНА. Москва - Нижний Новгород.