Последние дни Горького показали на сцене театра «Комедiя»

Последние дни Горького показали на сцене театра «Комедiя»

В театре «Комедiя» состоялась премьера спектакля «Затмение солнца», повествующего о последних днях жизни Максима Горького, Буревестника революции, до сих пор остающегося самым тиражным русскоязычным писателем в мире. Спектакль поставлен по историческому детективу Нины Прибутковской и основан на версии активного участия ОГПУ в жизни и смерти нашего великого земляка. 

Литературный бог

Смерть Горького и его сына Максима многие считают главными загадками ХХ столетия, но поразительно и то, что в день, когда закатилось «солнце советской литературы», 18 июня 1936 года, произошло самое настоящее солнечное затмение, что дало название пьесе и спектаклю. На премьере зрители увидели, что такое совпадение оказалось не случайным.

Спектакль получился настолько энергетически мощным и психологически достоверным, что, думается, все присутствующие в зале в едином порыве мысленно признались: «Верим! Так оно и было!» При этом некоторые, возможно, задались вопросом: «А как я сам буду уходить из жизни? И есть ли что-то и кто-то там, за ее пределами, если даже великий пролетарский писатель, в условиях победившего социализма, перед смертью неоднократно общался с Богом?» Ну а те, кто на протяжении двух часов недоумевал, почему пьеса-трагедия была поставлена в комедийном театре, в конце получили ответ из уст главного героя: «Умирать надо весело!»

Стоит сказать, что артисты Игорь Смеловский и Валерий Кондратьев гениально сыграли Горького и Сталина, буквально оживив эти исторические личности с их манерой речи, жестикуляцией, темпераментом. Учитывая, что даже крупным российским актерам кино не всегда удавалось качественно сыграть Сталина, нижегородский опыт оказался просто блестящим. Но и исполнители остальных ролей были безупречны, в чем, конечно же, сказался высокий профессионализм режиссера-постановщика Вадима Данцигера.

- Для меня Горький - величайший драматург ХХ века, но наш спектакль о том, кто он был как человек, - рассказал режиссер, общаясь с журналистами накануне премьеры. - Как человек он настолько сложен, неоднозначен, что это огромное поле для копания режиссеру. Насколько я понимаю, вся жизнь Горького, если брать его общественную деятельность, состоит из ошибок и осмыслений этих ошибок. Трагедия Горького, на мой взгляд, была в том, что ему не дали жить как простому человеку. Ему сказали: «Ты будешь нашим литературным богом», - и даже его мнения при этом не спросили. Ничто человеческое нам не чуждо, и я понимаю, что какое-то время ему нравилось бесконечное внимание к себе, но однажды он этим объелся. Конечно, власть его использовала в своих целях. В спектакле показан момент, когда Горький поднимает тост «за свободный труд» на Соловках, где уже жили заключенные в лагерях. И я подумал: неужели он не понимал, что там было на самом деле? Он мог быть кем угодно, но идиотом он точно не был. И, начав изучать исторические материалы, я понял, что его обманули, что он лагерей-то и не видел, что был оторван от реальности. Ему показали потемкинские деревни, людей в чистой одежде, счастливых детей с пухлыми щечками. Хотя в тот период, когда его еще возили по стране, думаю, что у него была возможность влиять на ситуацию, хотя бы на уровне голоса.

Трагедия шекспировского уровня

- Когда же он понял, что происходит?

- Мне кажется, что перелом в восприятии окружающей действительности у Горького произошел резко, когда его стали изолировать от общества при активном участии ОГПУ. Я не пытаюсь сделать его святым, но финал спектакля для меня однозначно выстраивается как осознание человеком того, что он ошибся в своем жизненном выборе и людях, которых боготворил. И это уже трагедия. Осознание того, что твоя жизнь оказалась ошибкой, - это трагедия шекспировского уровня. И я считаю, что если ты это осознаешь, то в этом, наверное, есть и покаяние. И в моем понимании уход Горького из жизни напрямую связан с этим осознанием. Когда он осознал, что происходит вокруг, он понял, что жизнь дальше не имеет смысла. Понятно, что это спектакль, художественный вымысел, но нам показалось, что мы должны подводить финал именно к такой черте. Можно сказать, что это спектакль не о Горьком, а о времени на примере его судьбы. Для меня это эпоха дьявола как в нашей стране, так и в Европе. И мы не должны забывать о тех ужасах, так же как и о преступлениях фашизма. Но, кстати, в нашем спектакле главный злодей не Сталин, а Ягода. И он в какой-то мере обладает обаянием, пусть и отрицательным, поскольку во время учебы меня учили, что зло в искусстве не должно быть однозначным, прямолинейным.

- Почему вы решили обратиться к личности Горького?

- Основная проблема современной драматургии, с которой я пытаюсь разбираться, - отсутствие достойного героя. Я судорожно на протяжении последних 10 лет пытаюсь понять, что же такое герой нашего времени. Не может же его не быть - такого не бывает. Но я прочитываю около сотни новых пьес за сезон, которые мне присылают авторы, и просто не вижу его. Поэтому часто шутя говорю, что ставлю ЖЗЛ - жизнь замечательных людей. Почему я так люблю драматургию с историческими персонажами? Потому что они уже утвердились в истории как герои и мне проще рассмотреть какую-то проблематику на их примере. Я бы с удовольствием не брал исторических персонажей, если бы просто пришел новый Чехов (или новый Вампилов) и сказал: «Вот смотри, вот наш герой». Под героем я подразумеваю вымышленный персонаж, который вобрал бы в себя психотип современного человека, в котором я, допустим, узнал бы себя. Мне как режиссеру интереснее ставить не развлекательные комедии, а то, над чем нужно думать.

Светлана Высоцкая.

На фото: Спектакль получился энергетически мощным и психологически достоверным.