Свой среди чужих,чужой среди своих

Свой среди чужих,чужой среди своих

Четыре года назад "Нижегородские новости" уже рассказывали эту историю про многострадального ветерана органов внутренних дел, попавшего в жернова политических преобразований. А на днях он вновь появился на пороге редакции…
Итак, напомним фабулу. Джабраил Наджафов родился и вырос в Азербайджане, когда тот был одной из пятнадцати республик нерушимого СССР. Когда пришло время служить в армии, был направлен в город Горький. Здесь уроженец солнечного Закавказья встретил свою любовь, женился и остался жить на родине жены. В 1968 году Джабраил поступил на службу в органы МВД - в городской дивизион ГАИ. Заочно учился в средней школе милиции. Спустя 9 лет сержант милиции Наджафов, уже отец троих детей, по приказу министра внутренних дел СССР вместе с семьей отправился к новому месту службы - в столицу гремевшей тогда на весь Союз комсомольской стройки БАМа, в Тынду. Здесь получил назначение в поселок Хорогочи, а через год его перевели в Золотинку. В 1981 году, когда жена Наджафова ждала четвертого ребенка, семья наконец получила долгожанную квартиру в Беркаките. Только-только счастливые новоселы успели обустроиться на новом месте, как глава семьи согласно очередному приказу руководства был направлен в поселок Чильчи. Трехкомнатную квартиру в Беркаките пришлось сдать государству. А когда Наджафовы вернулись, в качестве временной замены им предложили жилье в одном из бараков микрорайона Лесной.
Старая истина: ничего более постоянного, чем категория "временно", у нас в стране не бывает. Уже и дети подрастали, уже и он, Джабраил Исми-оглы, коренной южанин, начал понемногу привыкать к суровым якутским морозам по восемь месяцев в году… В 1988 году он обратился в тогдашний поселковый совет Беркакита с заявлением о предоставлении жилья, равноценного сданной квартире. Его включили в льготную очередь. Однако в это время на Джабраила обрушилась большая беда - его любимая жена, ради которой он однажды навсегда покинул южную родину, тяжело заболела. Джабраил Исмиевич вынужден был уехать в Нижний Новгород, где родители супруги взяли на себя заботу о его младших детях, а сам он вступил в неравную, как оказалось, схватку с болезнью жены. Одному Богу известно, что ему тогда пришлось пережить. Да только все оказалось зря - не спасли врачи его севгилим - так по-азербайджански называют любимую…
- Я все отдал БАМу, - когда он горячится, становится заметен его кавказский акцент. - Неужели я, прослужив тридцать лет в милиции, даже нормальной квартиры не заработал? Детям в глаза стыдно смотреть. Стыдно и больно!
В феврале 2001 года Джабраил и двое его детей вернулись в Беркакит - во "временное" свое жилье в бараке. Но там уже и власть сменилась, и очередь на жилье потерялась. Правда, новый глава администрации любезно распорядился поставить Наджафова в новую льготную очередь, в которой тот оказался… двухсотым. Забегая вперед, замечу, что очередь не стоит на месте. Сегодня Джабраил Исмиевич в ней уже сто девяностый…
…Он раскладывает передо мной на столе многочисленные справки, выписки из постановлений, удостоверения к наградам. За те четыре года, что минули со дня публикации в "Нижегородских новостях", изменилось немного. А уж сколько раз он слышал за это время фразу: "У нас свои не могут получить квартиру!"
А он, Наджафов, чей? Разве виноват он в том, что большая страна, служению которой он посвятил всю жизнь, однажды разбилась вдребезги и он, верный ее сын, стал одним из тысяч осколков?
Очень уж тонкая эта грань межнациональных отношений. Шаг влево, шаг вправо - и вот уже обида, оскорбленное самолюбие, боль. Нелегко приходится азербайджанцу в России. А где-то, в знойном Баку, как знать, стонет и молится сейчас русская душа.
Прибавилось за это время и всевозможных отписок в архиве пенсионера. Владимир Жириновский, к примеру, в ответ на жалобу прислал свое бодрое приветствие: "Благодарю за оказанное мне доверие. Желаю вам успехов и крепкого здоровья!" Впрочем, пожелание здоровья оказалось кстати. После очередного визита к руководству Нижегородского ГУВД, а всего таких визитов было шесть, увезли Наджафова в больницу с инфарктом. Не выдержало сердце старого служаки, когда один из присутствующих в кабинете начальника ГУВД полковник высказал свое отношение к его просьбе:
- Вы азербайджанец? Вот и езжайте в свой Азербайджан!
Оскорбленный до глубины души бывший сотрудник МВД подал на него в суд. Да только судья Нижегородского районного суда Лариса Абрамова не усмотрела в этом поступке полковника ничего предосудительного.
…Сегодня инвалид 2-й группы Наджафов вместе с младшим сыном снимает угол в бараке на Шпалозаводе в Борском районе. Снимать квартиру в Нижнем ему уже не по силам. Значительная часть его скромной пенсии уходит на лечение. Приобретенный в борьбе за справедливость сахарный диабет осложняет течение сердечной болезни. Врачи настоятельно рекомендуют операцию. А бывший милиционер горестно качает седой головой:
- Боюсь умереть, так и не дождавшись хоть какого жилья…
Татьяна ЧИНЯКОВА.