Молодые ученые посвящают всех желающих в древние технологии

Молодые ученые посвящают всех желающих в древние технологии

Что находят в земле археологи чаще всего? Осколки глиняных горшков! И, между прочим, эти кусочки старой посуды - отнюдь не древний мусор. Керамика - это первый искусственный материал, изобретенный человеком, и один из основных источников информации для археологов. В руках специалистов невзрачные внешне осколки начинают «говорить», открывая тайны жизни и быта древних людей.
Из рук в руки
В буквальном смысле прикоснуться к изучению археологических древностей вскоре смогут и некоторые нижегородские школьники: в ННГУ открылась уникальная Школа первобытного гончара. Это совместный проект Ассоциации выпускников ННГУ и музея университета им. Лобачевского.
Началом школе послужили мастер-классы, которые с 2016 года проводит отдел древних и традиционных культур музея. Отделом заведует кандидат исторических наук, ученый Дмитрий Таловин, собственноручно извлекший из-под земли немало тайн.
В свою очередь, мастер-классы выросли из сферы научных интересов Анастасии Швецовой, хранителя археологической коллекции музея. Работая над кандидатской диссертацией о гончарных технологиях в бронзовом веке, она постепенно освоила также область экспериментальной археологии и пришла к мысли, что это может быть интересно, например, и детям. А значит, под общей увлекательной оберткой можно соединить два процесса - творческий и научный.
На мастер-классах в основном лепят горшки по научно воссозданным технологиям изготовления неолитической керамики и с использованием аналогичных инструментов. Таким образом, ученые-энтузиасты перекладывают теорию на практику и передают ее буквально из рук в руки всем желающим.
Довелось поучаствовать в таком мастер-классе и корреспонденту «НН». Точно так же, как и десятки тысяч лет назад, мы мяли влажную глину, облепили ею специальную форму, уплотнили, загладили будущую посудинку и украсили нехитрыми узорами с помощью раковин и специальных штампов-орнаментиров.
Университетские археологи идут дальше. Придерживаясь древних технологий, они сушат рукодельные горшки и обжигают их в очаге, а после, уподобляясь пращурам, еще и варят на открытом огне кашу! Говорят, получается очень вкусно.
Отчего бы не изучать историю таким вот образом?
Проект «Школа первобытного гончара» получил президентский грант и собирается шагнуть в общеобразовательные школы. Так, уже в марте пройдет серия факультативных занятий в виде лекций и мастер-классов для пятиклассников нижегородской школы № 22.
Впрочем, университетские музейщики не только горшки обжигают. Об этом рассказывает наш собеседник Анастасия Швецова.
Откуда в кремле селадон?
- Анастасия, вы были приглашены для работы с сенсационной находкой, обнаруженной при проведении строительства в Кузнечихе. Что там было?
- Перед началом строительства Институт археологии, согласно регламентам, проводил там изыскания. Там обнаружилась территория средневекового селища XIV - XVII веков, в границах которого было найдено - что оказалось неожиданным для исследователей - погребение бронзового века. Я как специалист по древним эпохам участвовала в его изучении.
Это погребение фатьяновской культуры, то есть ему ориентировочно около трех с половиной тысяч лет. Одиночное захоронение. Возможно, в свое время там был курган. Был захоронен мужчина. Скелет практически не сохранился, но по отпечатку тлена была восстановлена его поза - скорченная, на правом боку. Также были обнаружены три керамических сосуда, каменный сверленый топор-молот и кремневый скребок - универсальное хозяйственное орудие, использовавшееся для чистки и выделки шкур. Судя по характерному набору и расположению вещей, это могло быть воинское захоронение. После раскопок я проводила реставрацию этих сосудов, находившихся в раздавленном состоянии. После завершения обработки они будут переданы в Нижегородский историко-архитектурный музей-заповедник.
- Где еще вам довелось поработать в последнее время?
- На территории кремля, на месте церкви Симеона Столпника, где обнаружилось крупное средневековое захоронение.
- Наверное, в кремле все многократно перекопано и найти там что-то новое, относительно неповрежденное и удивительное шансов, в общем, нет?
- Нет, и в кремле есть относительно нетронутые участки. Во время исследований вскрывались разные слои, в том числе XIII века - времени основания города, и очевидно, что есть где поработать. Огромные площади еще не исследованы, и интересного там немало. Например, именно в кремле несколько лет назад были найдены фрагменты селадона - китайского фарфора, изготовленного из каолина, или белой глины, и покрытого бледно-зеленой глазурью. Вероятно, то была небольшая пиала. Откуда взялся дорогостоящий, редкий импорт? Больше нигде в нижегородских раскопах селадон не был обнаружен, хотя золотоордынской керамики сколько угодно. В общем, у будущих исследователей в кремле большие перспективы.
Клада им не надо
Вместе со Школой первобытного гончара музей ННГУ организовал интереснейшую выставку об истории гончарного дела. На этой выставке можно узнать не только научные факты, но и самые настоящие исторические анекдоты. Оказывается, еще не так давно крестьяне, находя в земле древние горшки, считали, что они выросли в земле, как корнеплоды, или были сделаны гномами!
- Да, древняя керамика нашла свое место в фольклоре, - рассказал корреспонденту «НН» руководитель проекта «Школа первобытного гончара» Павел Здобников. - Фольклор вообще адаптировал много чего археологического, для людей того времени загадочного. Например, белемниты, с помощью которых мы с вами сегодня украшали глиняные миски, называли «чертовыми пальцами», а на самом деле это останки древних моллюсков.
- Но мы-то сегодня понимаем, что найденный в земле горшок - дело рук вовсе не гномиков, а древних людей. Когда и как вообще началась археология?
- Археология - относительно молодая наука, несмотря на то что занимается древностями. Ее часто связывают с именем Генриха Шлимана, работавшего чуть менее полутора веков назад, впрочем, первые археологические раскопки были проведены примерно за сто лет до него.
- Шлиман искал древние клады. Однако современные археологи, похоже, больше, чем золоту, рады истлевшим деревяшкам и черепкам…
- Шлимана как кладоискателя больше интересовали эффектные находки. Но эту стадию археология давно прошла. Сейчас археологи добывают не вещь из прошлого, а знания о прошлом. Вещи сами по себе - это лишь наши инструменты, и тут золото абсолютно равнозначно керамике. Кстати, у нас вообще нет задачи «добыть» вещь. Возможно, вы обращали внимание: начинают раскапывать, скажем, могильник, открывают часть - и прекращают полевые работы, консервируют памятник. Почему это происходит? Потому что объем информации, необходимый и достаточный для исследования, уже получен. Мы ведь в каком-то смысле уничтожаем памятник, открывая его, а оставляя часть объекта следующим поколениям археологов, мы руководствуемся научной этикой и здравым смыслом. Вооруженные новыми технологиями и инструментарием, новыми научными методиками ученые будущего смогут извлечь из этого объекта больше информации, чем мы на данный момент. Поэтому целиком археологические объекты изымаются из среды, из контекста только в случаях, когда их необходимо спасти от неизбежного разрушения.
Мария Федотова. Фото Александра Воложанина.