Мечта Владимира Гарцунова сбылась в кино

Мечта Владимира Гарцунова сбылась в кино

В октябре на сервисе more.tv начались трансляции второго сезона нашумевшего сериала «Трудные подростки». Социальная драма Рустама Ильясова рассказывает о том, как футболист, отбывший срок за пьяную драку, становится тренером в центре помощи трудным подросткам. Спорт меняет жизнь и судьбу каждого из них. Трансляции сериала продлятся до 23 ноября. А мы представляем вашему вниманию эксклюзивное интервью с исполнителем одной из главных ролей – Егора «Платона» Платонова – Владимиром Гарцуновым.

Куда ушли кумиры?

– Владимир, долгое время вашим большим увлечением, оказывается, был футбол. Значит ли это, что в сериале вы буквально получили роль мечты?

– Футбол был для меня всем. Я посвящал ему все свои силы и время. Мы играли во дворе, устраивали турниры между дворами, между уличными командами, и каждая из них старалась заполучить меня в игроки, потому что я, как правило, приводил свою команду к победе. Лет в девять решил заняться футболом всерьез, прошел отбор в спортшколу. Но получил травму, из-за которой не мог продолжить спортивную карьеру. Тут подвернулось новое увлечение чисто случайно: меня выбрали читать стихи на какой-то праздник. И оказалось, что сцена  это тоже очень круто. Я стал ходить в театральную студию, а когда окончил школу, уехал в Уфу учиться на актера. Шесть лет назад перебрался в Москву и начал штурмовать киноиндустрию: ходил на все кастинги, снимался в массовках, подрабатывал кем придется. В какой-то момент мне начали предлагать роли: небольшие, затем побольше... В роли Платона, как говорится, совпало всё, и, конечно, я работал с огромным удовольствием!

– Профессиональный спорт для болельщиков – это большая романтика, и к спортсменам долгое время относились как к кумирам, полубогам. Но в последнее время футбол и хайп слишком часто идут рука об руку. Опять же, сериал снят по мотивам скандальной истории «зенитовцев» Кокорина и Мамаева. С чем это может быть связано?

– С тем, что футболистам незаслуженно много платят. Но они в этом не виноваты. Кто откажется поиграть за три миллиона евро в год? Никто. Вина на тех, кто платит. Наш футбол сидит на гособеспечении, и это самая неправильная позиция. Взять «Зенит». Лучшая команда России! Но «Зенит» не первый год подряд вылетает с треском и из Лиги чемпионов, и из Лиги Европы. И никто ни о чем не беспокоится, получает себе зарплату.

Взять самый популярный и непредсказуемый чемпионат – английскую Премьер-лигу. Все ее клубы существуют за счет частных денег, их спонсируют шейхи, и уровень футбола там гораздо выше, потому что есть мотивация побеждать. Если футболист не соответствует стандартам команды, его продают, скажем, из «Ливерпуля» в «Лестер», где зарплата в три раза ниже, и откуда уже не вызывают в сборную Англии. И наоборот. Хороший пример – Джейми Варди, игравший в каком-то там пятом дивизионе. В него поверили, и он совершил колоссальный качественный скачок: в тридцать один год выиграл Премьер-лигу, стал лучшим игроком. Вот это я понимаю, история! Поэтому там – кумиры. У нас они тоже есть, но очень редки.

Не трудный и не сломленный

– Владимир, чем вы можете объяснить успех «Трудных подростков»?

– Актуальностью. Этот успех свидетельствует о несчастье нынешней молодежи. Если ребятам такое интересно – значит вряд ли у них все хорошо. Вообще люди воспринимают «Трудных подростков» по-разному. Порой встречаюсь с мнением, что мы что-то пропагандируем, к чему-то призываем. Нет. То, что мы показываем курящих или «употребляющих» подростков, совершенно не означает, что мы призываем их курить и так далее. Сериал намного глубже. Мы показываем проблему, и не надо делать вид, что никакой проблемы нет. Этот сериал, в первую очередь, для родителей. «Очнитесь, посмотрите, чем могут жить ваши дети!» – призывает он. Это совершенно не означает, что надо срочно начать копаться в телефонах своих детей. Нужно научиться доверять им и сделать так, чтобы они доверяли вам. Когда ребенок провинился – не спешить наказывать. Сначала поговорить, выяснить, что же произошло.

– Подростки пишут вам в соцсетях. С чем они обращаются?

– Делятся своим опытом и переживаниями. Очень многие писали, что хотят покончить с собой, что регулярно подвергаются насилию, что их родители пьющие и потому приходится ночевать в подъездах или у друзей. Возможно, там были моменты вранья и преувеличения с целью добиться моего внимания. Но, знаете ли, если ребенок пытается добиться внимания такими страшными историями у чужого, совершенно незнакомого им человека, то родителям стоит задуматься! Я отвечал многим из них, многим пытался помочь…

– Владимир, а вы были трудным подростком? Если да – в чем это выражалось?

– Наверное, меня можно было назвать «трудным», хотя я сам считаю, что был не трудным, а индивидуальным. Просто, когда все шли направо, я шел налево, потому что «направо» было неинтересно. Мне нравилось мыслить по-своему. Порой мы с мамой не понимали друг друга и ругались из-за этого.

Я не пинал бутылки, никому ничего не разбивал, хотя, безусловно, мы хулиганили: делали бомбочки, катались на тарзанке, взрывали карбид, строили штабики на деревьях... У современных школьников такого уже нет, и мне их жаль, потому что то, мое детство, было офигенное и в целом счастливое.

Учиться я не любил. Мой старший брат был отличником, и его все время ставили мне в пример. А для меня всем был спорт, и это, естественно, сказывалось на успеваемости.

В школе я, как это сейчас говорится, подвергался буллингу за свою нестандартную внешность, за свою неполную семью и ее невысокий социальный статус. Однако постоянные гонения не сделали из меня ни алкоголика, ни хулигана. Я был сам по себе, и у меня были свои интересы. Мне всегда хотелось верить в то, что я гениален: так было проще успокаиваться. Когда все вокруг говорили: фу, ты страшный и вообще не такой, как все, я мысленно отвечал: «Да. Я не такой, как все. И я крут». Впрочем, давно уже не внушаю себе ничего подобного: теперь меня вперед двигает самокритика.

Каждый неизбежно должен пройти период испытаний. Просто во время всей этой подростковой истории, когда гормоны и все такое, родителям важно не потерять ребенка. Потому что иначе, на выходе, можно получить персонажей, которых мы играем в сериале «Трудные подростки».

Невзирая на лица

– Как вам работалось? С какими сложностями пришлось столкнуться?

– Работалось прекрасно. В процессе съемок быстро сложилась прекрасная компания, скрепленная общим доверием друг к другу. После первого сезона на нас обрушилась волна популярности. «Трудные подростки» получили массу наград, в том числе «Лучший сериал года», вошли во все возможные рейтинги, в тройку лидеров практически во всех топах. Стало очевидно, что второму сезону – быть. Мы вновь затронули темы, болезненные для нынешнего поколения Z, «зумеров», вновь говорили на их языке. В сериале подростки могут найти ответы на многие вопросы.

Сложности? Оба года кряду нам почему-то очень не везло с погодой. Съемки проходили в основном в Чертаново и Бирюлево, на натуре, в июле-августе. По сюжету – лето, все актеры в маечках и легких штанишках, а на градуснике плюс десять, ветер, дождь! В итоге работали с простудой.

– Судя по списку сыгранных ролей, ваша ярко характерная внешность провоцирует режиссеров использовать вас в очень ограниченном количестве амплуа. Не становитесь ли вы заложником определенного образа?

– Сначала в течение нескольких лет до Платона я играл классических гопников. Платон другой: мягкий, переживающий. Он юморит и пытается казаться жестким по причине того, что внутри у него очень много боли. Кстати, мой персонаж – самый смешной во всем сериале. Все шутки, фразочки моментально расходятся на мемы, видео в Tik Tok набирают миллионы просмотров.

Сейчас ситуация меняется. Режиссеры начинают понимать, что, несмотря на внешность, я вовсе не обречен пожизненно играть гопников, и мне всё больше доверяют персонажей другого плана. Недавно закончил съемки в проекте на ТНТ, где играл рэпера. Продолжаю работать для «КиноПоиск HD». Сыграл следователя у Лисы Астаховой – она приезжала из Америки в Москву снимать короткий метр. Прохожу пробы в веб-сервисы IVI, MegoGo. Сам я считаю, что моя внешность универсальна и вижу себя в хорошей, интересной роли в полнометражном кино.

Справка «НН»

Владимир Николаевич Гарцунов родился в городе Межгорье (республика Башкортостан) 21 августа 1993 года.

Окончил Уфимскую академию искусств им. З. Исмагилова.

Снимался в популярных отечественных сериалах («Мамочки», «Универ. Новая общага», «Кровавая барыня», «Последнее испытание», «Союз Спасения», «Трудные подростки», «Вратарь Галактики», «ИП «Пирогова», «Милиционер с Рублевки», «Вампиры средней полосы».

Мария Федотова. Фото из аккаунта в Инстаграмме актера.