Кто из горячей точки попадает на скамью подсудимых

Кто из горячей точки попадает на скамью подсудимых

Не так давно в военной психиатрии появился новый диагноз – чеченский синдром. До этого такой синдром называли афганским, а еще раньше – вьетнамским. Говорят, все бойцы, побывавшие в горячих точках, в большей или в меньшей степени страдают от этого заболевания. Медики квалифицируют его как ПТСР, или посттравматическое стрессовое расстройство. В армии теперь даже новая должность появилась – военный психолог, которая является обязательной для каждого полка. А вот на гражданке таких психологов нет…

Эхо войны

Знаете, какое у меня самое сильное впечатление осталось от чеченской командировки? Когда, прилетев в Нижний на военном самолете, мы возвращались поздно вечером с аэродрома, в городе вовсю кипела ночная жизнь – еще работали бары и рестораны, молодые люди, прогуливаясь, беспечно потягивали пиво, обнимали девушек… «Ил-76», за два с небольшим часа доставивший нас от окопов и артиллерийских воронок в мирную жизнь, теперь представлялся некой машиной времени. Тем паче, что перед вылетом из Моздока командующему сообщили по рации, что под Аргуном подорвался на фугасе наш БТР, и пока неизвестно, кто из ребят «сдвухсотился», а кого назовут  «груз-300».

Первый репортаж в «НН» так и назывался – «За два часа до войны»…

Почти все «чеченцы» постоянно говорят о войне. Рассказывают о ней и друзьям, и малознакомым людям. Им хочется поделиться с окружающими своей душевной болью, переложить на плечи других часть тяжелых воспоминаний, а гражданские этого частенько не понимают.

– И тут возникает серьезный конфликт, – рассуждает психолог. –  Вернувшийся с войны человек изначально считает, что мирные жители у него в долгу. Пока он, герой, рисковал жизнью, они нежились в теплых постелях. Человек хочет, чтобы теперь все эти обыватели пели ему дифирамбы, а  те даже слушать не хотят его полевые истории. Со временем  конфликт усиливается…

Никто специально не подсчитывал, какой процент бывших вояк спивается, попадает в криминальные истории. Журналисты-романтики пишут, что «вернувшись с войны, они не умеют приспособиться к мирной жизни». Но факты упрямая вещь – таких много. И житель Сергача, которого арестовали на минувшей неделе по подозрению в убийстве, один из них. Фамилии его мы назвать не можем, ибо расследование только началось, обозначим лишь именем Александр.

Ему без малого сорок. Ни жены, ни детей. За спиной несколько судимостей и огромная обида на этих «тыловых крыс», которые ни разу в жизни не побывали под обстрелом. А он побывал. И значит, имеет право! Вот потому и хватается за нож всякий раз, когда его хотят обидеть. В том, что все так и норовят его обидеть, Александр не сомневается.

Триггеры вокруг нас

– Обида – чувство, которое часто затаивается, – снова  вступает в разговор наш постоянный эксперт психолог Оксана Елизарова. – Некоторые держат обиду всю жизнь. Это их разъедает изнутри, разрушает психику, подрывает здоровье. И обиженный человек начинает мстить…

Любое неосторожное слово может стать для такого человека триггером, спусковым крючком – и вот уже пуля летит в обидчика.

Из материалов уголовного дела:

«По версии следствия, 1 декабря 2020 года в вечернее время в квартире дома по улице Свердлова г. Сергача Нижегородской области обвиняемый, обидевшись на оскорбления, высказанные в его адрес новыми знакомыми, нанес им множественные ранения по телу. После совершенного он скрылся с места преступления…».

Конечно, следствие разберется. Сидели мужики выпивали, этот чокнутый «чеченец», едва принял на грудь, опять завел свою шарманку – как они с ребятами ходили в разведку на поле Хаттаба…  Тут того и гляди уходящий Трамп нажмет на красную кнопку, хохлы метят в НАТО, Польша ерепенится заодно с Чехией, а он со своей Чечней! Ну и оборвал его матерным словом приятель из этой компании, назвав к тому же боевиком… Что тут началось! Схватив со стола нож, Александр кинулся на собутыльников. Вероятно, он в ту минуту сам себе казался героем – размахивая ножом направо и налево, зверея все больше от пролитой крови, он якобы «защищал честь не вернувшихся с войны однополчан». По сути же, это была кровавая резня в процессе пьяной вакханалии. И, если разобраться, этот свой «триггер», Александр отчаянно искал с тех самых пор, как в последний раз покинув зону, вернулся  в родной Сергач. Им оказалось слово «боевик», брошенное спьяну, сдуру – в пылу дискуссии на политической платформе.

Осторожно, «чеченец»!

Политические дебаты да еще в пьяной компании неминуемо приведут к обострению отношений. Не надо быть психологом, чтобы предсказать такой финал. На федеральных каналах нынче без водки чуть ли не до драки каждый день доходят мужики с высшими образованиями и депутатскими значками. А тут, тем более – один против всех… Впрочем, надо отдать должное Александру: остыв, он сам пришел в полицию, во всем признался и раскаялся.

Из криминальной сводки Сергачского ОВД:

«Один из потерпевших – 44-летний мужчина – скончался на месте происшествия, еще трое 53 – 55 лет госпитализированы в больницу…».

В настоящее время за жизнь раненых продолжают бороться врачи. А эксперты-криминалисты подсчитывают количество ножевых ран, которые в общей сложности нанес обиженный «чеченец» четверым безоружным оппонентам. Заметьте, боевиком его обозвал один, а удары он наносил всем четверым.

– Наверняка Александру предстоит психолого-психиатрическая экспертиза…

– Скорее всего, его признают вменяемым, – говорит Оксана Александровна. – Никакие ПТСР не могут служить оправданием тяжкого преступления, но я убеждена, что такие люди нуждаются в психологической помощи – до того как случится беда…

Ну не принято в Сергаче посещать психолога! Алкоголь же лишь усугубляет внутренние проблемы. Однако сергачская история, которая еще не закончилась, послужит уроком для тех, кто оказывается рядом с агрессивными людьми. Не давайте им повода, не становитесь триггером! Так вы сможете предотвратить трагедию.

Татьяна Чинякова.