Нижегородские нейрохирурги начали проводить хирургические вмешательства, во время которых пациента будят намеренно для того, чтобы побеседовать с ним

Нижегородские нейрохирурги начали проводить хирургические вмешательства, во время которых пациента будят намеренно для того, чтобы побеседовать с ним

Обычно пробуждение пациента во время операции крайне нежелательно, и врачи делают все, чтобы этого не допустить. Но с недавнего времени в России нейрохирурги начали проводить хирургические вмешательства, во время которых пациента будят намеренно для того, чтобы (не поверите!!!) побеседовать с ним. Делается это с целью сохранить пациенту качество жизни, не нарушить его речевую функцию.
Минимизируя риски
В Нижнем Новгороде в нейрохирургическом отделении Приволжского федерального медицинского исследовательского центра (ПФМИЦ) в сотрудничестве с нейролингвистами Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» уже проведены две операции по удалению опухоли головного мозга с использованием методики интраоперационного пробуждения пациента (awake surgery). Хирургические вмешательства, выполненные в октябре и ноябре 2017 года, признаны успешными. Ухудшения речи у прооперированных людей не наблюдалось.
- Есть опухоли головного мозга, которые находятся в функционально значимых зонах, отвечающих за способность человека двигаться, говорить, понимать речь. У нейрохирургов раньше не было четкого понимания границ этих зон. Затем появилось специальное оборудование, позволяющее делать функциональную МРТ, которая дает возможность определять их расположение. Однако и этого оказалось недостаточно. По-прежнему оставался высокий риск того, что во время операции могут быть задеты значимые зоны мозга, вследствие чего у больного может ухудшиться владение речью или возникнуть трудности ее понимания. Избежать этих последствий помогают нейролингвисты, - рассказывает непосредственный участник операций с пробуждением доктор медицинских наук, врач-нейрохирург высшей категории Игорь Медяник.
К операции больного тщательно готовят. Сначала нейропсихологи и реаниматологи оценивают состояние психики и нервной системы пациента, чтобы понять, готов ли пациент к подобному формату операции. Важно, чтобы человек был уверен в себе, спокоен и настроен позитивно. Врачи обязательно получают согласие самого больного.
Многие недоумевают, как вообще можно разговаривать с человеком в момент удаления опухоли.
- Во время операции человек не испытывает боли и не видит того, как работают нейрохирурги. Кроме того, многие люди не знают, что головной мозг не имеет болевых рецепторов, он сам рецептор для всего организма. В мозге болеть ничего не может, а причинами головной боли становятся различные процессы, воздействующие на твердую оболочку мозга, - разъясняет Игорь Александрович.
Должен быть контакт
Больного выводят из наркоза (пробуждают). В этот момент и наступает время работы нейролингвиста. Пока пациент бодрствует, нейролингвисты вместе с врачами проводят картирование: нейрохирурги стимулируют небольшой силой тока участки мозга, где, по данным функциональной МРТ, находятся речевые зоны, а нейролингвисты проводят специальные тесты, определяя по реакции больного участки мозга, критичные для речи. Такое тестирование помогает хирургу удалить опухоль, не повреждая важные для речи участки мозга.
- В операции обязательно участвуют как минимум два нейролингвиста: один непосредственно общается с пациентом, второй - с хирургом. Кроме предъявления специальных речевых заданий, лингвист разговаривает с пациентом на заранее определенные темы. Беседа должна быть комфортной для человека. Например, при тестировании одного больного выяснилось, что с ним нельзя говорить о работе, так как это его нервирует. Во время одной из операций мы с пациенткой говорили исключительно на обыденные темы, вплоть до консервирования овощей. Удаление опухоли длилось более трех часов, и все это время нужно было находиться с пациенткой в контакте, - рассказывает профессор НИУ ВШЭ, лингвист Наталья Гронская.
 Почему так важен диалог с больным во время операции? Проверить состояние речи можно только тогда, когда человек говорит.
- Когда появляются ошибки в речи, пациент не может закончить предложение, ему сложно формулировать мысль, нейролингвист подает знак хирургу, что данный участок мозга лучше не трогать. Действия большого числа специалистов, проводящих такую сложную операцию, подобны слаженной игре музыкантов в оркестре, где каждый исполняет свою партию, и все вместе совершают чудо! - делится Наталья Эдуардовна.
Опыт прижился
Продолжительность операции по удалению внутримозговой опухоли зависит от места ее локализации, от того, насколько она связана с зонами риска. Задача хирурга максимально (на сколько это возможно) удалить новообразование, но при этом не повредить функциональные участки и сохранить качество жизни пациента.
- Для нейрохирурга самый «переживательный», сложный момент - это первый разговор с больным после операции, в ходе которого можно понять, прошла ли она успешно, есть ли потеря каких-то функций или нет. Присутствие нейролингвистов в операционной такие опасения минимизирует, - рассказывает Игорь Медяник.
В операции на головном мозге, как правило, участвует большая группа специалистов: нейрохирурги, анестезиологи, реаниматологи, нейрофизиологи, нейропсихологи. Такую группу в ПФМИЦ возглавляет доктор медицинских наук, врач-нейрохирург высшей категории Леонид Кравец. Идея привлечь в эту команду еще и нейролингвистов у нижегородских хирургов появилась после того, как они познакомились с положительным опытом подобных операций в Москве. Совместно с нейролингвистами из лаборатории нейролингвистики в НИУ ВШЭ (Москва) при участии нижегородских лингвистов наши нейрохирурги сумели впервые в Нижнем Новгороде провести сложнейшие операции на головном мозге с пробуждением.
Александра МАХЛИНА.

Справка «НН»
Нейролингвистика - раздел науки о языке, граничащий с неврологией и психолингвистикой. Нейролингвистика изучает взаимосвязь речевой деятельности с активностью головного мозга в состоянии нормы и при его локальных поражениях.
Четыре года назад в НИУ ВШЭ (Москва) открылась первая в России научно-
учебная лаборатория нейролингвистики, ее возглавила кандидат филологических наук Ольга Драгой, которая ранее прошла обучение в европейской магистратуре по клинической лингвистике. В Москве клинической базой лаборатории стал Центр патологии речи и нейрореабилитации. Столичные нейролингвисты сотрудничают с Институтом нейрохирургии имени Н.Н.Бурденко и другими клиниками.

Тем временем
Подобные операции с пробуждением уже проводят в США и Израиле.

Кстати
Функциональная МРТ позволила увидеть, что в мозге не просто две зоны, отвечающие за речь, а целая речевая сеть! Речевые центры находятся в разных частях мозга и соединяются посредством белого вещества некими путями, точнее трактами, которые на сегодняшний день остаются мало изученными. Между тем повреждение этих трактов также чревато потерей речевых функций. Строение, рисунок этой сложной речевой сети индивидуален, как отпечатки пальцев.