Нижний 800. Три поколения нижегородцев рассказывают о своих заветных местах

Нижний 800. Три поколения нижегородцев рассказывают о своих заветных местах

Здорово прогуляться по улицам своей юности. Представьте: идем по знакомым до боли дорожкам и встречаем старых знакомых, смотрим, каким стал наш город Горький. Вот бы тогда, во времена молодости, зарулить бы всей ватагой на большой стадион на Стрелке, покататься в метро или полетать над Волгой на канатке. Но и тогда, и сейчас, у каждого есть свои заветные уголки, вспоминая которые, теплеет на сердце.

Улыбка города

На Верхневолжской набережной присоединимся к прогуливающемуся по бульвару знаменитому чтецу, народному артисту РСФСР Александру Познанскому. 

– Это и есть мои родные места, – говорит Александр Давыдович. – Здесь мне с детства знакомы многие деревья и дворы. В Александровском саду открываются все времена года: осенью – золото листвы, весной – запахи освобождающейся ото льда реки и нежной зелени. Пушистый снежок зимой, ласковый ветер со стороны песчаных дюн гребного канала летом. Хотелось бы, чтобы Нижний расцветал, а родной откос, где теперь я живу, оживал своими историческими зданиями, чтобы не было пустующих. Наш откос – улыбка города, и она не должна быть беззубой…

Мальчишкой с улицы Белинского, где мы жили в деревянном доме, я бегал по Провиантской вниз, мимо знаменитых Ковалихинских бань, потом вверх к деревянной лестнице. После – к Печерскому монастырю, с которого писал свои «Грачи прилетели» великий Саврасов.

 Сейчас наши дома на Белинке снесли, и мы переселились на набережную. А там, на месте нашего дома с деревянным балконом, где я спал летом, большое здание магазина «Этажи», парковка. Но я все еще сквозь время вижу, как бегут мальчишки на большую площадку, что была напротив завода «Старт», расселившегося в историческом здании винных погребов. Как гоняем в футбол, катаемся на велосипедах с братьями, пока мама не позовет ужинать. Теперь там давно стоят две сталинки-пятиэтажки, заслонившие собой древнее здание острога, именовавшего когда-то площадь Острожной.

 Дойдем до прекрасного здания Дворца пионеров, где началась моя артистическая судьба в кружке заслуженной артистки Татьяны Петровны Рождественской. Помню, как дворец сразу заворожил меня своим убранством: старинная мебель, резные двери. Отсюда поехал я учиться на артиста в Москву, в Щукинское училище, посвятив жизнь сцене.

 Свернуть по Пискунова вниз и дойти до нынешнего концертного зала «Юпитер», его, к сожалению, надолго пересохшего фонтана. Здесь встает перед глазами другая картина. 22 июня. Началась война, кто-то умер во дворе, и нас с приятелем, чтоб не мешали, отсылают из дома. Мы идем по Фигнер-Варварке до того самого места, где церковь и сидят нищие. И старушка на паперти вдруг берет меня за руку, указывая в небо, где высоко кружат голуби. «Видишь птиц? Война будет долгой». Потом пришла похоронка на брата…

Дома и люди

Рядом, на улице Октябрьской, не доходя Дома ученых, стоит еще старый, утонувший в палисаднике особнячок, где проходили юные годы ровесницы Александра Давыдовича Ирины Ивановны Самохваловой, заслуженного собаковода, специалиста-кинолога. Она готова присоединиться к нашему «походу» по своим любимым местам Нижнего Новгорода.

– В 1941-м мы с подружкой в наши 10 лет бежали на фронт, чтобы помогать отцу и матери воевать. Бабушка искала нас трое суток, а после сказала, что из Свердловска повезет троих внуков на свою родину, в Горький. Мы приехали в этот дом, к маминому брату, в комнату, где хранились лопаты дворника. Мы сразу обжили берег Волги, где можно было найти дрова. В особняке было печное отопление.

По утрам бабушка отсылала меня в магазин и на рынок на улицу Свердлова. Назвала она ее Большой Покровкой и требовала, чтобы я покупала продукты не на рублевой, богатой стороне, а на копеечной, где у Мытного рынка торговали обрезью. Но не трудности я помню – людей. Наверху жил настоящий царский генерал с женой, там же – знаменитая династия врачей Блохиных, которых в нашем городе теперь знают все, директор Дома одаренных детей Нина Федоровна Антонова, что открылся на Невзоровых. В этот детдом, развалины которого живы и теперь, в его первый набор попала и я, так как хорошо рисовала. Мама вернулась с войны, отец погиб, пропал без вести, нас переселили на Фигнер в здание, где сейчас висит табличка о том, что в нем жил нижегородский композитор Благовидов. Напротив – историческое здание Ленинской библиотеки. Отсюда я с первой своей собакой ходила гулять по оврагам замурованной в трубу речки Почаинки. Эти места и теперь чаруют своей таинственной красотой. Вот что нужно восстанавливать, искать применение каждому дому, оставшемуся нам от предков. 

Цвета старины 

Другое поколение – дети детей войны, иное расскажут о себе. Татьяна Михайловна Балашова работает сейчас няней в одной из семей красивого нового дома на площади Свободы, ставшего неожиданной доминантой этого места. Долгие годы она была швеей, технологом трикотажного объединения «Чайка». Теперь растит внуков, воспитывает своих и чужих детей.

– Прямо рядом с домом, где я работаю, вниз по улице Семашко мы детьми катались на санках. И никаких машин не было, а во дворе дома, торцом выходящего к роддому №1, где я родилась, стояла лошадь. Мы кормили ее хлебом, а заодно и кур, живших в сараях. У старинного здания всегда стояли люди и знаками поздравляли своих женщин, спрашивали – кто? Девочка или мальчик? Мы смотрели в их счастливые лица. 

Напротив дома на улице Минина, где теперь стоит памятник герою-летчику Нестерову, в сквере мы стелили скатерть прямо на лавочке, выносили пироги, самовар и всем двором праздновали дни рождения наших детей и внуков. Звали тогда этот садик «Темный», он просветлел, когда возродилась там церковь иконы Всех скорбящих радость. 

Однажды наш дом, куда мы переехали всей семьей, решили перекрасить в зеленый цвет. Пришлось пойти в мэрию, доказать по старым чертежам и фотографиям, что купеческий дом зеленым не был никогда. 

Студентами мы расчищали и благоустраивали аллею возле Коромысловой башни кремля и слушали рассказы о девушке, коромыслом отгонявшей врагов от стен крепости. Совсем недавно местные жители боролись и победили тех, кто устроил стоянку прямо на старинном городском валу около исторического здания консерватории. Знает ли вообще молодежь про этот вал? А что посреди Оки был отличный пляж, что ходили мы на танцы в Дом офицеров и в Кулибинский парк, что у памятника Чкалову назначали встречи с любимыми? Что влюбленные бродили ночью по кремлю, вдыхая запах персидской сирени?

Места силы

– Знаете, а я только теперь разглядела наш кремль, по которому водили меня когда-то учителя. Видимо, чтобы понять свой город, надо уехать из него надолго, – присоединяется к разговору вчерашняя студентка Ольга Распопова. – Решила полазить по крепостной стене, где, как рассказала мама, в юности проверила изнутри каждую башню. Тогда их походы прерывались там, где стена была разрушена. А теперь через восстановленную Зачатьевскую башню я прошла вокруг территории древнего города, поднимаясь и опускаясь по огромным ступеням, заглядывая в бойницы. Какие открываются виды! На Рождественскую, ее церкви и купеческие дома, на Волгу и легендарную Стрелку.

Студентами мы ходили туда, где сейчас стадион, пытались снимать клип для нашего ансамбля, откопав полуразрушенный катер буквально из мокрого песка. А теперь там поражают воображение храм Александра Невского, ажурные пакгаузы, как будто вернувшиеся к нам из глубины веков…

У меня есть территория души в Нижнем Новгороде. Первое свидание, набережная Федоровского, объединенная малыми мостиками. Там есть и дом с мостами к каждому подъезду, где любит фотографироваться молодежь, Ломоносовская школа в старинном доме... А второе место силы – парк «Швейцария», который родители зовут парком Ленинского комсомола. Я бегаю там по утрам, парк реконструируют, но бегуны и физкультурники переместились на нижние ярусы горы. Неожиданно для себя я нашла там и деревянную лестницу, и заросшие, но живые дорожки. Внизу восстановленный Ромодановский вокзал, а дальше улицы Черниговской – улыбающаяся старая водонапорная башня, которую мои ровесники тоже облюбовали для фото. Среди зарослей – сумасшедшей красоты подпорные каменные стены с гротами и маленькими водопадами. Вот еще одна набережная, которую стоит полюбить и обжить. 

Молодежь теперь «в сетях». И наша Оля, вернувшись с пробежки, сбросила друзьям из других городов свое резюме: «Я тут поняла: часть веселых и одухотворенных людей, что вокруг, ходят совсем по другой России. По интересной. По разной. По которой так хочется побродить. Которую всю жизнь нужно изучать, чтобы сдать зачет хотя бы на два с половиной. И не надо быть богатым, передвигаться на вертолете и есть осетрину, чтобы не решить для себя: не уеду из такого города ни в какой другой».

Гуляла по Нижнему Новгороду с друзьями Вера Чеботарева.