Русский Тартюф

Русский Тартюф, или Второе пришествие В Дзержинском драмтеатре в октябре состоялась премьера спектакля "Село Степанчиково и его обитатели" по Достоевскому. Автор постановки - Аман Кулиев. Начинается спектакль русской песней, которую поет богатая девица на выданье Татьяна Ивановна (Татьяна Орлова): "Ой, какая это любовь?" Бегают дворовые девки и парни. Ночь свиданий, томления и любви. В центре сцены - телега с соломой (универсальный модуль всех событий). Темный задник придает бесконечность пространству и делает незаметным переход от двора к жилищу генеральши Крохоткиной. В темноте застыли на разной высоте оконные рамы, чуть ниже виден купол церквушки, а в середине - портрет с живой головой Фомы, следящей за всем происходящим. Временщик генеральши правит всем: каждым вздохом и движением как господ, так и челяди, бдит за порядком и нравственностью. Опискин в исполнении Валентина Морозова - философствующее и фиглярствующее существо. Актер создал образ русского Тартюфа, кликуши, скомороха и ханжи в одном лице. Своей фальшивой "святостью" он истязает людей, но при этом еще и шаловлив. Трудно предугадать, какой фортель выкинет этот зануда и демагог в каждый следующий момент. И непонятно, чего в нем больше: лицемерия или искренней веры в собственную ложь? В финальном монологе он произносит прямо-таки пророческую фразу: "Я от вас никуда не уйду! Я к вам вернусь!" Игорь Тарасов, играющий Егора Ильича, показывает его неспособность идти до конца. В последний момент решительность оставляет военного, и он готов по-доброму со всеми согласиться, упрекая себя во всех грехах. Дочь приживальщика Евграфа Ежевикина Настасья в исполнении Татьяны Зининой - это скорее героиня Островского, чем Достоевского: скромная страдалица, "бесприданница". Другая мученица - дочь полковника Саша (Екатерина Абалдуева). В ней есть чеховская хрупкость, экзальтация обиженной души.
Бахчеев Николая Стяжкина - в достатке живущий хозяин жизни. Он тоже как будто явился из мира Островского. В нем есть потенциальная сила, но он признает власть Фомы, хотя и бросал в его адрес иронические замечания. Главным же оппонентом Опискина является Сергей (Вячеслав Рещиков), хотя актеру не всегда удавалось избавиться от аморфности своей органики. Его Сергей возмущается, но внутреннего противостояния временщику как будто нет.
Заканчивается спектакль "вторым пришествием" Фомы, его воцарением в Степанчикове. Вновь звучит песня Татьяны Ивановны, только теперь это не хохочущая дурочка, а женщина, ожидающая своего счастья. Вся история об Опискине и его самодурстве приобретает лирическую окрашенность. Обычно режиссеры при постановке Достоевского склоняются к мрачному психологизму с оттенком мистицизма. Здесь этого нет. И жесткая социальность намеренно не подчеркивается режиссером. У Фомы нет настоящего антагониста. Авторы спектакля как бы говорят: все эти фомы уйдут, и останется поющая душа народа. "Село Степанчиково" у дзержинцев не социальная страшилка, а былинная картинка, почти лубочная. Есть в спектакле и гротесковые черты. В целом же инсценировка Кулиева сделана на редкость мягко и уважительно по отношению к духу произведения. Владимир ПЕТРОВ.