Горькое дело Редькиных

Горькое дело Редькиных

...На долгие тринадцать лет у Редькиных затянулась жизнь в "шалаше". Раем долю военнослужащих в нашей стране назвать сложно, тем более что свою свадьбу молодые сыграли в перестроечные времена. Сейчас, вспоминая тот счастливый день, Галина склонна предположить, что все сегодняшние невзгоды связаны с тем, что брак с Андреем был заключен тринадцатого числа, ведь тогда они никаким предрассудкам не верили, просто любили друг друга...
В общем, покочевали Редькины по стране, вплоть до самого Севера. Как говорится, ни кола ни двора... Между тем и дочка уже подрастала. И вот подкралось к Андрею увольнение в связи с сокращением.
Но нет худа без добра. Семейство Редькиных сразу получило поддержку от правительства в виде жилищного сертификата на сумму 229 824 рубля. Правда, квартиру на эти деньги тогда - в 2002 году - было не купить, но все-таки не с нуля начинали.

"Покупаем дом!"

Галина и не предполагала, что эпопея с жильем станет финалом их семейной истории... Андрей предложил купить у своего приятеля-сослуживца Матросова деревянный дом на окраине Нижнего. Правда, "деревяшка" оказалась далеко не новой и требовала ремонта, да и удобства (отопление, газ, вода) отсутствовали.
Но все это Галине показалось делом поправимым. После съемных-то квартир и вдруг собственный дом! Тем более что Матросов просил за него как раз сумму сертификата, так что не нужно было ничего добавлять. И меньше чем через месяц после получения жилищного сертификата все было решено.
Продавец получил деньги, а учреждение юстиции зарегистрировало договор купли-продажи дома. С этого момента и начался для Галины Редькиной кошмар.

Дом-призрак

Чтобы окончательно получить дом в собственность, оставалось только подписать акт приема-передачи. Но Андрей под разными предлогами оттягивал этот момент.
В конце концов он заявил Галине, что купленный дом слишком старый и на его ремонт понадобится столько денег, сколько у Редькиных нет и никогда не будет. Так что, мол, договор с Матросовым он расторг, а деньги наличными тот ему вернул. Затем Андрей заявил, что... уходит из семьи. Галина же с дочерью осталась без жилья и без денег. А владельцем злополучного дома так и остался Матросов.

Семейно-судебные разборки

Галина была возмущена. Ведь они с дочерью - равноправные участники договора купли-продажи. Сертификат выдавался на семью из трех человек. Супруг же договор якобы расторг без согласия жены и всю сумму сертификата получил единолично. Жена с дочкой в результате мужниной аферы остались без ничего.
Поначалу Галина попыталась вразумить мужа (кстати, работавшего тогда в милиции) и через сослуживцев, и через прокуратуру - безрезультатно. Пришлось обратиться в суд. Галина просила зарегистрировать за ней и дочерью право собственности на две трети купленного дома. Однако решению Приокского районного суда можно лишь удивляться. Судья не только оставил дом за Матросовым, но и постановил вернуть государству стоимость сертификата, причем 115 тысяч должен был вернуть Редькин, и столько же... его жена. Получается, что обворованная и брошенная мужем, без жилья, существующая с дочкой-подростком на свою маленькую зарплату Галина, ко всем своим несчастьям еще и задолжала стране бешеную для нее сумму денег! Кассационная судебная инстанция не вняла жалобам Галины, и ей пришлось обратиться за правдой к уполномоченному по правам человека в Нижегородской области Василию Ольневу.
Государственный правозащитник помог составить более убедительную жалобу и обратился в областной суд еще и с собственным ходатайством о поддержке пострадавшей семьи. После этого президиум областного суда отменил несправедливое решение районного суда. Дело Редькиных предстояло рассматривать уже другим судейским составом. Заново дело слушалось уже с участием представителя уполномоченного - Алевтины Макаровой. На этот раз суд оказался как бы снисходительнее к Галине Редькиной. С нее стоимость сертификата не была взыскана - всю эту сумму обязали вернуть государству Андрея Редькина. Но справедливые исковые требования Галины суд вновь отверг, не заметив даже и соответствующих указаний президиума областного суда, отменившего прежнее решение.
Просьба Галины была естественной - зарегистрировать за покупателями право собственности на купленный дом, ведь сделка фактически и юридически состоялась. Суд же признал сделку недействительной и обязал вернуть деньги государству. Итого: обманул всех Андрей, а ответили за это также бывшая жена и дочь.
...Сейчас Редькины, мама и дочка, живут в одном из поселков Кстовского района. Здесь им удалось снять недорогое жилище. По словам Галины, ее бывший муж уже не служит в милиции, а работает в какой-то частной фирме. Помощи от него им ждать не приходится. Андрей лишь изредка звонит дочери.
- Я как могла пыталась сохранить семью, - грустно сказала мне Галина.
Скажете, что ситуация банальная, ведь сколько миллионов мужчин и женщин разводятся! Но мне почему-то кажется, что жена офицера, делившая с ним тяготы гарнизонной службы, а потом ждавшая его из чеченской командировки, не заслужила такого отношения ни от мужа, ни от государства.

Вопросы к суду

Если перечислять все выявленные уполномоченным нарушения норм материального и процессуального плана при вынесении судебного решения, то не хватило бы и целой газетной страницы. Поэтому зададимся лишь парой вопросов.
Почему суд посчитал покупку дома недействительной?
Ведь Редькина не считала сделку мнимой и, подписав договор купли-продажи, зарегистрировав его как положено, искренне собиралась переезжать в купленный дом! По закону дом должен принадлежать Редькиным, а при разводе поделен на три части между членами бывшей семьи.
То, что Андрей потом передумал и взял у Матросова деньги назад, личное дело двух приятелей, но вдвоем они не имели права расторгнуть договор за всех.
И еще мне показалось, мягко говоря, странным, что последнее решение районного суда целыми страницами дословно воспроизведено в кассационном определении областного суда, будто вышестоящие судьи взяли тот же файл и только начало и конец чуть-чуть поменяли. Даже мельчайшие детали шрифта и оформления текста воспроизведены в решении второй инстанции. Как говорит Алевтина Макарова, она впервые видит такое: по закону суд кассационной инстанции должен оценивать доводы жалоб, а не повторять текст другого решения. Или в коллегии областного суда все силы ушли на повтор стиля районного суда?
Ольга МИШИНА.

К О М М Е Н Т А Р И Й

Василий ОЛЬНЕВ, уполномоченный по правам человека в Нижегородской области:

- Для меня представляется очевидным, что и первоначальное, и повторное решение районного суда является незаконным и необоснованным. Поэтому я также задаюсь вопросом: почему, несмотря на то, что первое решение было отменено президиумом областного суда, районным судом вновь принято практически то же решение? Решение, противоречащее в том числе положениям Конвенции ООН о правах ребенка и Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации", о приоритетной защите прав детей в деятельности органов власти, о предоставлении детям надежной правовой защиты.
Что ж, остается надеяться, что президиум областного суда вынесет по этому делу собственное и окончательное законное решение, ведь это судебное разбирательство длится уже больше трех лет.