Убойная горечь меда

Убойная горечь меда

…В автомобиле, припаркованном у обочины шоссе по Богородской трассе, сидели и мирно беседовали двое мужчин. Один, средних лет, с лицом человека, никогда в жизни не мучимого угрызениями совести (или, скорее, не ведающего о существовании совести), что-то тихим голосом втолковывал своему собеседнику, молодому короткошерстному крепышу кавказского и явно бандитского обличия. Кавказец горячился: сделка представлялась ему невыгодной. В какой-то момент в его руке даже блеснул вороненым стволом пистолет. В ответ на это собеседник только улыбнулся: какой пистолет, друг, мы же партнеры! Я же свой из бардачка не вынимаю! Кавказец (имя его было Магомед) успокоился, фыркнул и задумчиво поскреб затылок…
"Героин для богатых"
Через минуту оба собеседника уже стояли враскоряку по разные стороны автомобиля, а на их руках были защелкнуты браслеты наручников. Горячее дитя гор, сильно огорченное арестом, громко рассказывало оперативникам Нижегородского УФСКН, кто они такие, кто их родители и что их ждет в недалеком будущем, когда ни в чем не повинный Магомед выйдет на волю. Один из оперов, ладный двухметровый парень, легонько встряхнул кавказца. "Легонько" в исполнении этого богатыря было для нормального человека вполне ощутимо… Губы кавказца скривились. "Полегче! Что, в роль, что ли, вошел?" - прошептал он без малейшего акцента, с трудом сдерживая смех, благо "подельнику" было не до него…
В автомобиле найдены были, кроме упомянутого пистолета в бардачке, пакеты с расфасованным в них метадоном - опаснейшим (возможно, самым в настоящее время опасным) "уличным" наркотиком. Попытки задержанного оптовика, богородского цыгана, состроить из себя оскорбленную невинность и свалить все на Магомеда успеха, понятное дело, не имели. Диктофонная запись переговоров, а затем сам "Магомед", явившийся в своем "натуральном" виде старшего опера по особо важным делам… короче, понял товарищ, что игра его проиграна. И заговорил…
Во все времена метадон считался наркотиком элитным. Его стоимость на порядок дороже героина, соответственно и употребляют его, как правило, бизнесмены и братва среднего звена - в любом случае люди достаточно обеспеченные.
Действие этого зелья имеет свою специфику. Так, в отличие от того же героина кайф после принятия продолжается около суток, эйфория не столь острая, соответственно физическая зависимость развивается менее быстрыми темпами. Зато и синдром отмены - "ломка" - длится значительно дольше, чем у потребителей героина, и достигает иногда полутора месяцев.
Впрочем, о последнем говорят редко. Зато схожесть с героином и некая "элитность" предопределили довольно своеобразную судьбу метадона, отличную от судьбы других видов наркотических средств. Но прежде расскажем коротенько нижегородскую историю зелья.
Появился в Нижнем он не так давно - только в 2001 году крупная партия "меда" была изъята у цыганских наркоторговцев. Для сыщиков это означало, что зелье "пошло в народ".
В последующие годы метадон изымался достаточно регулярно: за последнее время в руки сыщиков наркоконтроля попадались более чем солидные партии. Десятки продавцов "лошадки" оказались за решеткой. Однако всякий раз разработки торговцев метадоном шли со скрипом: ощущалось сильное противодействие, неуловимое, невесомое, но страшно мешающее, как ветер в лицо.
Существует и еще одна странность: если в Нижегородской области обосновавшийся в цыганских поселках метадон мало-помалу становился "народным" наркотиком, то в прочих регионах ПФО о нем и не слыхивали. Так, за первые полгода 2005 года в Нижегородской области было изъято почти 50 граммов "лошадки", что составило более 20 процентов всего метадона, изъятого на территории России. Возникла даже версия, что зелье производится непосредственно на территории области. Версия эта пока подтверждения не нашла, однако факт остается фактом: наша область - один из самых "метадоновых" регионов России. Даже столицам не уступает…
Отложенная смерть
Еще булгаковский Воланд советовал "лечить подобное подобным", похмелье - стопкой водки. Ну, с черта что взять, а вот люди додумались до лечения наркозависимости пересадкой с одного наркотика на другой, "менее опасный", еще в позапрошлом веке.
Говорили мы как-то уже об этом, но напомнить не грех. Повсеместное и совершенно избыточное использование в медицине морфия в XIX веке свое дело сделало; наркомания впервые стала "проблемой", метастазы этого "рака" новейших времен расползались по Европе и Америке. Для борьбы с морфинизмом в 1898 был синтезирован "облегченный" вариант морфия - диацетилморфин. Впрочем, сейчас его так никто не называет, предпочитая изначально жаргонное название - героин. Повторим еще раз - героин был изобретен и первоначально применялся для борьбы с наркоманией! Более абсурдной фразы и придумать трудно…
Эпидемия героинизма, в 20-е годы прошлого века захлестнувшая мир, потребовала поиска контрмер. В Германии по личному указанию фюрера был синтезирован "антигероиновый" препарат, названный в честь вождя арийцев дольфином. После войны дольфин был по политическим соображениям переименован в метадон.
Подсадить, потом бороться…
Приблизительно с 60-х годов начали активно лоббироваться программы пересадки героинистов на "лошадку". Программы эти и сейчас живы: пропагандируют их и правозащитники, и борцы со СПИДом, и - в особенности - владельцы фармацевтических предприятий, среди которых такие небедные господа, как, скажем, владелец 18 фабрик по производству медикаментов Джордж Сорос. Что ж, поскольку программы эти лоббируются и имеют достаточное количество сторонников, рискнем привести их аргументы.
Если оставить в стороне демагогические рассуждения о правах человека распоряжаться своим здоровьем, как он пожелает (при этом о правах людей, окружающих наркомана, как-то забывается), то у сторонников метадоновых программ остается всего несколько аргументов, заслуживающих полемики.
Во-первых, считается, что перевод героинистов и "шировых" на метадон нанесет смертельный удар по "уличным" наркотикам, соответственно снизит преступность, связанную с потреблением наркотических веществ. Кроме того, если наркоман будет получать метадон в виде таблеток или растворенным в сиропе, то исчезнет опасность заражения СПИДом, гепатитом и прочими наркоманскими болезнями.
На это можно возразить, что, несмотря на огромное количество наркоманов, сидящих на опиатах, список жертв зелья ими не исчерпывается. Таким образом, очень скоро рынок окажется завален наркотиками не опийной группы, а вместо героина в подворотнях окажутся кокаин или "винт". Именно на них будут подсаживать начинающих наркоманов. Кстати сказать, в Штатах нечто подобное произошло. Теперь самый "народный" наркотик в черных гетто не герыч, как это было лет 30 тому, а "крэк" - разновидность кокаина…
Однако вряд ли окажутся внакладе и торговцы героином. "Подсадка" на него будет продолжаться, поскольку на метадоновое "лечение" будут соглашаться люди, уже зависимые от опиатов. Наркомафия, прежде чем передать своих "клиентов" в руки "уменьшителей вреда" (той же мафии… позже!), вполне может успеть на них нажиться. А значит, и уличная преступность останется на том же уровне, и СПИД… Не говоря уже о том, что сторонникам заместительной терапии уменьшение числа наркоманов просто невыгодно, иначе зачем бы они нужны?
И главное, наверное: бесплатные раздачи метадона позволят выполнить основную задачу наркомафии: цена на зелье снизится до нуля!
Соответственно дельцам наркомафии можно будет саму борьбу против наркотиков использовать в своих целях: через несколько лет функционирования метадоновых программ, увеличив количество наркозависимых до десятков миллионов, можно будет всяческие программы просто-напросто свернуть - под какими-нибудь красивыми лозунгами. И тогда нынешние доходы наркодельцов покажутся копеечными по сравнению с грядущими! В Италии, Испании, Швеции, принявших на несколько лет метадоновые программы, количество наркозависимых подпрыгнуло до небес! Кстати, в выпущенной не так давно брошюре сторонников заместительной терапии сказано прямо, что "в случае недостаточной эффективности метадона может быть использован диацетилморфин", то есть героин. Уже и не стесняются…
Аргументы для наивных
Наконец, последнее. По мнению ученых, метадон смертельно опасен сам по себе. Мало того что синдром отмены у метадонового наркомана длится больше месяца, возникает ряд симптомов, которые не наблюдаются у героинистов. Так, "метадоновый товарищ” быстро прибавляет в весе, у него развиваются отеки на руках и ногах, удушье и ночные кошмары. Функции легких и печени нарушаются так же, как и при зависимости от опиатов.
Таким образом, ни один из аргументов сторонников метадона не выдерживает критики.
Подробно рассказать о метадоне и метадоновых программах мы решили не просто так. Если с героином в общем-то все понятно, то его синтетический вариант, более дорогой и "продвинутый", представляется куда более опасным. Не безграмотные же таборные цыгане, переходящие в массовом порядке на торговлю "медом", изготавливают его. И не на загаженных квартирах же нарики, исколотые пауками, синтезируют это дорогущее зелье, как, положим, "винт" или "ширку". И вряд ли по малоумию пропагандируют его вполне образованные и интеллигентные люди, порою - и в белых халатах. Причем чем дальше, тем жестче, находя все новые и новые аргументы (легко, впрочем, опровергаемые специалистами, но кто этих специалистов слушать будет? У них и денег-то на контрпропаганду нет!).
"Взлет" метадона в последнее время, на мой взгляд, прямая атака наркодельцов на человечество. Впрочем, в одном отношении крупный наркобосс от мелкого оптовика не отличается: что у того, что у другого вместо зрачков - знаки доллара в глазах. На остальное, в том числе на собственных детей, им наплевать…
Георгий КОТЕНКО.