«Маленькие трагедии» в Нижегородском драмтеатре разыграны рукой мастера

«Маленькие трагедии» в Нижегородском драмтеатре разыграны рукой мастера

В конце декабря в Нижегородском театре драмы имени М. Горького была представлена еще одна премьера, венчающая год. Оригинальное визуальное решение и современный подтекст постановки стали важными составляющими успеха для нового прочтения хрестоматийного, но непростого произведения.

И кто же джокер?

С объясняющего замысел пролога разрастается загадочный мир режиссера Искандера Сакаева. Диалог Фауста и Мефистофеля (в «Сцене из Фауста») перерастает в спор, в котором главный герой, скучая, желает развлечений, а бес лукаво предлагает погрузиться в фантазии, созданные им. Шоумен с эстрадным микрофоном в руках и пресыщенный зритель – метафора современного общества вплетена в саркастичную фабулу спектакля. Сюрреализм происходящего подчеркивает сумрак на практически пустой черной сцене лишь с несколькими столами и банкетками-трансформерами, над которыми нависают обгоревшие рукописи Пушкина. Прожекторами по периметру высвечивается главное – мастерство актеров, а их игрой подчеркивается гениальность первоисточника.

Искушения и пороки, представленные в четырех историях, напоминают настольную игру, в которой каждый персонаж может оказаться джокером, принимающим любые обличия. Недаром создатели спектакля сравнили режиссерский ход – задействовать всего двух актеров (Юрия Котова и Сергея Кабайло) и двух актрис (Елену Туркову и Маргариту Баголей) во всех ролях – с карточными мастями. Не покидая сцены, они перевоплощаются на наших глазах, сменяя условные маски и обличия все новых героев. Вокруг них снуют «сатиры» (персонажи без имен), напомнившие профили с полей дневников автора, – все это соучастники одновременной игры воображения.

В первой части спектакля были соединены три пьесы, но, в отличие от «Пира во время чумы» и сольного «Каменного гостя» из второго акта, «Скупой рыцарь» и «Моцарт и Сальери» получились наиболее удачными. В то же время другим частям не всегда хватало динамичного темпоритма и накала страстей, о которых писал автор.

Актерские таланты Юрия Котова и Сергея Кабайло, воплотивших далеко не свойственные их амплуа разноплановые роли, удивляют виртуозностью. Во время просмотра спектакля радуешься, прежде всего, за них: наконец-то был приглашен режиссер и нашелся материал, который помог им раскрыться иначе, чем прежде. Впрочем, Искандер Сакаев известен в Нижнем Новгороде и трижды делал постановки в нашем театре («Остров грехов», «Саломея» и «Господа Головлевы»), где были задействованы нынешние главные исполнители.

Артистам по плечу

Важным «пазлом» премьеры стали костюмы художника спектакля Ники Велегжаниновой. В ее образах сохранился дух XIX века и пушкинского сумрачного Петербурга, но многие детали были созданы с иронией современного постмодерна. Летящий почерк автора «бежит» по деталям одежды, как если бы те были сшиты из его листков. И, кажется, примерить артистам пьесу на себя – легко, как накинуть плащ или камзол. А в финале, почему бы им не поменяться местами, сыграв все сначала? Театр – вечная игра.

Система ограничений и «Пушкинская карта» для молодежи – в современности, строчки Пушкина из карантинного времени, в котором он создавал «Маленькие трагедии» – из болдинского заточения, – все вместе они символично переплелись в сознании, в клиповую эпоху пандемии. А крылатое называние «Пир во время чумы» стало нарицательным, чуть ли не главным определением всего происходящего сейчас. Быть может, и театр кому-то далекому от культуры, кажется странным времяпрепровождением – есть дела важнее, когда прежний мир рушится. Только точно так же, как и герои одноименного произведения, мы ищем спасения в иллюзиях, избавляясь от страха смерти. И в этом заключена великая сила искусства. 12+

Ольга Плаксунова. Фото предоставлено пресс-службой театра драмы.