Виктор Сухоруков: «Я вас сегодня не боюсь»

Виктор Сухоруков: «Я вас сегодня не боюсь»

Как не бояться кинокамеры, почему Алексей Балабанов отказался от очередного «Брата» и как прекрасен Нижний Новгород, рассказал журналистам народный артист России Виктор Сухоруков. Он стал дорогим гостем «Балабанов-феста».

Здесь  хочется жить

– Виктор Иванович, встретиться с вами и послушать про фильм «Брат» пришла сплошь молодежь – ребята, которые младше этого фильма. Отчего это может быть? Почему «Брат» так популярен снова?

– Ну, мама с папой, может, тоже пришли бы, но не смогли – в огороде редиску сажают (смеется). Почему «Брат» популярен? Потому что кино хорошее. Очень хорошее! Другого ответа у меня нет. Уже третье поколение смотрит этот фильм. Я сам этому удивляюсь, и Балабанов бы тоже удивлялся, наблюдая за тем, как эта картина переплюнула своей жизнью многие другие фильмы. Ведь Алексей сочинял «Брата» исключительно для того, чтобы заработать денег для продолжения своей артхаусной деятельности. А я тогда изобрел понятие «синдром Ихтиандра» – синдром одной роли. Бывают такие случаи в биографии актера. Как у Вячеслава Тихонова: уникальный, огромный актер – и вечный Штирлиц. Анатолий Кузнецов большинству запомнился ролью в «Белом солнце пустыни», хотя у него и до этого, и после были прекрасные работы. Когда-то я еще подумал: не приведи Господи оказаться в такой ситуации. И – обошлось. Хотя меня, конечно, узнают  по роли в фильме «Брат», по голосу, по фильмам Балабанова. 

– Комментируя свой недавний уход из театров, вы сказали, что у вас есть планы…

– Да, есть мечты, планы, замыслы. Хотя насчет мечты – нет: все мечты уже осуществлены. Но есть желания, есть намерения, есть затеи, замыслы – фантазия бурлит. Так что я вас еще порадую, а кого-то, может, и удивлю. Я привез в Нижний Новгород, на фестиваль Балабанова, творческий вечер, который реализовал впервые в жизни, хотя живу давно. Я выхожу на сцену один, и сделал великое для себя открытие: придумал новый… не жанр, не подход и не стиль игры, поведения или выступления, а какой-то такой ход, что ли, где я, вспоминая свою жизнь, буду рассказывать больше не о себе, а о людях, которые меня тянули, толкали, двигали, поднимали, раскрывали. В том числе и Алексей Балабанов. И когда мне сделали предложение, я сам предложил этот вечер. Я уже апробировал его на публике в Москве и имел колоссальный успех, а для меня важно приятие. Этот вечер публика приняла. И я с удовольствием – чемодан с реквизитом в зубы и приехал в Нижний Новгород, который очень люблю. Очень люблю! Город шикарный! Он богат двумя своими реками, этой громадной стеной из красного кирпича, богат временем, эпохой. А то, что дворники работают или не работают – это уже антураж. Главное, чтобы людям, которые здесь живут, было уютно и счастливо. В Нижнем Новгороде жить хочется. Он очень «человеческий», какой-то приятный, нарядный, спокойный. Лучше, наверное, и не придумаешь. 

Третьего не дано

– В чем же сила в наше время?

– В правде. Только правда-то у всех, у каждого своя. Своя! Истинной правды нет. Даже Библия вся из споров и сомнений. А если говорить о взаимоотношениях людей в нашей бренной жизни – почему-то мне показалось, что не найти в цельном, чистом качественном состоянии дружбу. Дружба – это ты сам, только в другом человеке: оберегать, любить, спасать, и днем, и ночью думать об этом человеке. Ее очень мало, к сожалению, пока. Потому что человек корыстен, тщеславен, честолюбив, мелок, жаден. Много всякого в человеке намешано, что мешает ему посвятить себя дружбе.  

– Как вы думаете, о чем бы сейчас Алексей Балабанов снял третьего «Брата»?

– Знаете, я приходил к нему и предлагал идею третьего «Брата», и даже саркастично заявлял: «Не бойся провала – все равно миллионы заработаем!». Зрители наши российские хотели продолжения. Он отказался. Я ведь не просто предлагал фильм снять, а подбрасывал какие-то идеи, сюжеты, экзерсисы, например, сказал ему: «Представь только, Сергея Бодрова больше нет – а он на экране появляется и идет ко мне навстречу, или навстречу кому-то, идет живой! Это было бы чудо, ошеломительный эпизод! Балабанов мне ответил: «Я этого делать не буду, потому что я не знаю этого времени. Сейчас это всё звучит как-то демагогично. Но снимать он отказался, факт, и сегодня не стал бы делать этого тем более. 

– Какой совет вы можете дать молодым людям, которые хотят работать перед камерой, но боятся, не знают, как начать?

– Когда я выхожу перед камерой, обязательно должна быть цель. Я почему вас сегодня не боюсь? Потому что у меня есть задание. Я выполняю некую миссию, реализовываю тему. Если я это не буду держать в голове – конечно, я нач­ну комплексовать, зажиматься, чего-то придумывать. А не надо ничего придумывать! Тем более не надо бояться и стесняться того себя, который получится там: ты знай себе говори, будь умным, интересным, увлекай своих собеседников, чтобы тебя слышали, слушали, смотрели бы. Не надо бояться камеры, если ты перед ней вышел. Не занимайтесь самолюбованием, но… Не то чтобы оставайтесь сами собой, это не получится. Просто знайте о том, что вы благодаря камере можете остаться в вечности, в истории, в архиве. Пусть уродливым, отвратительным, смешным, никчемным – не бойтесь. И так бывает. Найдутся люди, которые скажут: «Хорош, подлец! Умен, зараза!».

Мария Владимирова. Фото Александра Воложанина.