Домушник-праведник

Необычный иск о взыскании морального вреда, о защите чести и достоинства пришлось рассматривать Борскому городскому суду.

Инцидент, ставший поводом к подаче иска, произошел в феврале этого года на судебном заседании по делу о краже магнитофона и телефонного аппарата. В своих показаниях потерпевший, в частности, сказал про подсудимого:

— А потом я все-таки его заподозрил, так как стал замечать, что с кухни пропадает посуда. Вскоре пропала старинная икона моей бабушки, но я на него заявление в милицию не писал.

Именно данные слова и задели воришку (кстати, в итоге осужденному за кражу магнитофона и телефона).

«Он оклеветал меня, обвинив в краже иконы — святотатство по моим религиозным убеждениям, — в глазах суда, то есть опорочил честь, достоинство и мое доброе имя и причинил мне ущерб, поскольку в глазах суда я предстал аморальным, беспринципным типом», — так потом напишет воришка в своем иске в суд, требуя 125 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

Однако в ходе судебного разбирательства было установлено, что фразы, произнесенные в адрес истца, являются оценочными суждениями и личным мнением ответчика, не имеют порочащего характера, являются предположением, высказанным с учетом того обстоятельства, что истец уже был осужден именно за хищение имущества из дома ответчика.

Ответчик был уверен в правильности своих высказываний и не осознавал того, что они не соответствуют действительности. Тем самым суд пришел к обоснованному выводу о том, что ответчик не имел умысла на умаление чести и достоинства истца. В то время как по закону клевета совершается только с прямым умыслом, а лицо, распространяющее порочащие другое лицо сведения, должно заведомо знать об их ложности и недостоверности.

В итоге Борский городской суд воришке в иске отказал, а на днях судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда оставила это решение в силе.

Ольга МАКАРОВА.