«Бомжатник» с подвохом

«Бомжатник» с подвохом

Каждый раз, разбираясь в очередной уголовной истории с покупкой или продажей квартиры, не устаешь удивляться, сколько неведомых подводных камней может встретиться добропорядочному гражданину. И поскольку операции с недвижимостью по-прежнему остаются в зоне риска, мы будем и впредь рассказывать нашему читателю о том, что именно его должно насторожить при оформлении сделки. Рассказывать, увы, опираясь на печальный опыт наших сограждан.

Новосибирцы в Нижнем

Семидесятилетняя Любовь Евдокимовна Морозова в недавнем прошлом проживала со своей семьей в Новосибирске. Однако состояние здоровья ее дочери заставило задуматься о переезде в места с более мягким климатом. Ее выбор пал на Нижний Новгород.

Сейчас с момента переезда сибиряков на Нижегородскую землю прошло уже больше трех лет. Но, к сожалению, Любовь Евдокимовна не делится своими впечатлениями о местных достопримечательностях, музеях и театрах. Как оказалось, ей их просто некогда посещать. Зато она наизусть выучила адреса полицейского участка, прокуратуры и суда, фамилии правоохранителей и правозащитников. Более того, судебная тяжба отнимает последние силы у пожилой женщины, вынужденной ухаживать еще и за больной дочерью.

История попадания нашей героини в неприятную ситуацию с квартирой банальна — продавца она нашла по объявлению в газете.

Чистый вариант

Будучи образованным и начитанным человеком, Любовь Евдокимовна, прежде чем приобретать понравившуюся двушку на улице Космонавта Комарова (Ленинский район), познакомилась с жильцами подъезда. Соседи подтвердили слова Сергея, продавца квартиры, дескать, действительно, десять лет назад хозяйка умерла, и квартира должна была достаться двум ее взрослым сыновьям, Сергею и Михаилу.

Сергей же поведал, что Михаил отказался от своей доли в его пользу, поскольку сам проблем с жилплощадью не имел. Документы о праве собственности у Сергея были в порядке, и в октябре 2008 года квартира была куплена за 2 100 000 рублей на имя дочери Любови Евдокимовны.

Брат-2

Нужно сказать, что приобретенная женщинами жилплощадь находилась в плачевном состоянии. Доходы матери с дочерью были небольшие, поэтому, чтобы отремонтировать «бомжатник», им пришлось взять кредит в банке на сумму 300 тысяч рублей.

Прошло больше года, ремонт подходил к концу. И вот однажды новоявленные нижегородцы оказались перед фактом: в их сделке по покупке квартиры было не все чисто.

Претензии к ним предъявил брат Сергея — Михаил. Он подал в суд на признание недействительным записи в госреестре о праве собственности Сергея и требовал признать недействительным договор купли-продажи между ним и новосибирцами. Также он подал иск на признание за ним ½ доли в праве собственности на материнскую квартиру.

В июне прошлого года Ленинский районный суд удовлетворил эти требования.

В ходе разбирательства выяснилось, что перед продажей квартиры матери Сергей зарегистрировал свое право собственности на нее в госреестре на основании представленного им решения суда Ленинского района о принятии им наследства и признании за ним права собственности на квартиру. Но позже оказалось, данный суд даже не рассматривал это дело! То есть Сергей зарегистрировал свое право собственности по подложному документу.
В итоге в июне прошлого года купля-продажа была признана недействительной, а за братьями признали право собственности каждого на половину квартиры. А с дочери Любови Евдокимовны, как с незаконной владелицы, суд постановил истребовать половину доли в пользу Михаила.

С тех пор Любовь Евдокимовна устала обивать пороги, доказывая, что их обманули. С последней надеждой она отправилась к уполномоченному по правам человека в Нижегородской области Василию Ольневу. Все это время сотрудники аппарата уполномоченного поддерживают ее, помогая составлять документы в различные инстанции.

Добропорядочные и бездомные

Стоит ли говорить о том, что вся эта ситуация повергла семью Любови Евдокимовны в шок.

— Я даже поначалу боялась рассказать о том, куда мы вляпались, своему внуку, который остался жить в Новосибирске. Он же у нас старший лейтенант полиции. Но чем он нам поможет? Если даже суд, признав нашу сделку недействительной, не постановил обязать каждую из сторон вернуть все полученное по сделке! А ведь это прописано в статье 167 Гражданского кодекса. Не отменил решение районного суда и областной суд. Мы, конечно же, снова пошли в суд с прошением вернуть нам деньги, которые мы заплатили за квартиру. В ближайшее время должно состояться заседание по этому вопросу.

Сейчас наша квартира под арестом, — продолжает измученная тяжбой женщина. — К счастью, судебные приставы нас пока не беспокоят, думаю, ждут, чем закончится уголовное дело. Мы добросовестно оплачиваем коммунальные услуги, но живем как на вулкане.

«Обстоятельства дела, бесспорно, свидетельствуют о том, что у Михаила и Сергея была предварительная договоренность о совершении действий по незаконному получению с меня денежных средств, — читаем в тексте надзорной жалобы. — Об этом свидетельствует тот факт, что, зная о продаже братом квартиры, Михаил до окончания в ней ремонта не обращался в суд с иском о признании сделки недействительной. За это время Сергей продал принадлежащее ему имущество, в том числе дом, машину, дачу, с целью невозвращения денег…»

Как рассказала нам Любовь Евдокимовна, их просьба наложить арест на имущество Сергея осталась неуслышанной.

«…И подпись не моя»

Между тем, когда шел процесс о признании сделки недействительной, не было сказано ни слова о том, что Сергей не заключал договор купли-продажи. То есть он не оспаривал, что продал квартиру новосибирцам. Но после того, как новосибирцы подали в суд на взыскание с него денег, Сергей начал утверждать, что он… не продавал женщинам квартиру.

Естественно, Любовь Евдокимовна и ее дочь возмущены такой ложью. Ведь они общались и с соседями Сергея, и с его женой. А во время оформления покупки квартиры две недели ходили вместе с Сергеем по инстанциям с бумагами. Неужели две женщины не смогли бы опознать, у кого именно они купили недвижимость? Все подписи Сергей ставил в их присутствии. Правда, вспоминают мать и дочь, он неоднократно выходил с папкой на улицу.
Может, тогда и происходила подмена? Ведь позже эксперт, исследовав договоры и расписку о получении денег, дал заключение, что, вероятно, подпись на документах исполнена не Сергеем. Один нюанс: эксперт сообщал судье, что ему недостаточно образцов, что нужно еще. Но суд эксперту отказал.

В итоге неудачливые покупательницы отправились в ОВД Ленинского района с заявлением о привлечении Сергея к уголовной ответственности за мошенничество. После нескольких отказов уголовное дело наконец было возбуждено.

— Но, несмотря на очевидные факты, подтверждающие совершение Сергеем противоправных действий, следствие тянется, — пишет областному прокурору дочка Любови Евдокимовны. — Не допрошен нотариус и специалист, проводивший регистрацию сделки. Между тем каждый из них устанавливал личность Сергея по его паспорту. Не проведена почерковедческая экспертиза подписей на заявлении о регистрации договора. Ведь этот документ после подписи сторонами регистратор сразу же забирает, и его заменить невозможно. Также не истребована распечатка телефонных разговоров, не допрошены свидетели, видевшие нас в доме Сергея.

Пусть хоть за ноги подвесят

Расследование уголовного дела идет уже не первый год. Следователь, которая сейчас ведет это дело, официально, через пресс-службу Управления МВД по Нижнему Новгороду сообщила «НН», что обвинение Сергею еще не предъявлено.

— Как мне показалось, следователь вообще не считает его виновным. А вот в прокуратуре меня даже как-то спросили, готова ли я пройти исследование на детекторе лжи, — со слезами в голосе рассказывает Любовь Евдокимовна. — Конечно же, я сказала, что пусть проверяют на чем угодно, хоть за ноги меня подвешивают. Хотя мы-то как раз люди законопослушные, и это мы потерпевшие, а проверять надо Сергея.

Ольга МАКАРОВА.

Комментарий

Алевтина МАКАРОВА, руководитель аппарата уполномоченного по правам человека в Нижегородской области:

— По делам такой категории, когда законопослушные граждане по вине недобросовестного продавца утрачивают право на единственное жилье, следствие должно бы проводиться особенно тщательно. К сожалению, в данном случае уголовное дело было возбуждено еще в июле 2010 года, но до сих пор нет ответа на очевидные вопросы:

1) кто подделывал решение суда и сдавал его на регистрацию?

2) если квартиру продавал якобы не Сергей, то кто тогда от его имени?

В этой ситуации уполномоченный намерен оказать пострадавшим дополнительную правовую помощь.