Обиделся человек из-под моста

Обиделся человек из-под моста

Володя Смирнов встретил нас хмуро. Он обиделся, почувствовал себя униженным не тогда, когда жил под мостом, а теперь, когда об этом узнали все.
- Ну и понаписали вы про меня! Во-первых, я никогда не побирался. Давали милостыню - брал, но не по-би-рал-ся я, как вы написали. Во-вторых, меня не привозили в Нижний, я сам приехал, я взрослый мужик, 43 года...
Что в-третьих - он уже и говорить не хотел. Глядя на чистенького, даже симпатичного молодого мужчину в больничной пижаме, мы не узнавали Володю Смирнова - человека, которого обнаружили под мостом на автостанции на площади Лядова, бомжа, живущего прямо на улице, расстилавшего одеяло прямо на жидкой осенней грязной земле. Если помнит читатель, мы писали о нем в N 202 нашей газеты от 3 ноября. О том, что местные жители кормили и заботились о безногом инвалиде без жилья и документов, просили устроить его куданибудь, пока не наступили холода. Мы договорились с департаментом здравоохранения Нижнего Новгорода, и благодаря медикам Владимира Смирнова перевезли в филиал больницы № 38 (палаты сестринского ухода) до дальнейшего определения его судьбы.
Теперь мы прибыли в больницу, проведать, не выставили ли его на улицу, все ли в порядке, и рассказать Володе о том, что делали эти две недели. Мало-помалу он начал нормально разговаривать, дошло наконец до него, что, если бы не написали мы все, что написали, неизвестно, где бы он был сейчас.
Нас, честно сказать, даже порадовало такое явное возвращение к нашему подопечному чувства собственного достоинства. Теперь оно должно помочь Владимиру Александровичу ( можем уже назвать его так) вернуться к человеческой жизни.
А сделано вот что. Редакция обратилась к директору департамента социальной защиты, труда и занятости населения с письмом-просьбой принять участие в судьбе Владимира Смирнова, сироты, инвалида без ног и без определенного места жительства. По нашим сведениям, долгое время после пожара в своем доме он прожил в Кстовской больнице, потом оказался на улице. Хорошо было бы, говорилось в обращении, определить его в какое-то социальное учреждение, тем более что об этом просят жители домов близ моста, где жил Владимир...
Анатолий Иванович Малышкин в разговоре с нашим корреспондентом обещал это дело так не оставлять, организовать работу по установлению через милицию личности нашего подопечного, по восстановлению ему документов, определению для него места жительства. Директор областного центра реабилитации граждан Семен Кирьянов на этот раз отреагировал на статью положительно, лично позвонил в больницу и прислал сотрудницу, которая начала работу. Ее мы застали в больнице, когда приехали навестить Смирнова. Долгая и трудная работа по восстановлению гражданства, паспорта, инвалидности еще впереди, но она вроде бы Володю не пугает. Не легче будет собрать все нужные медицинские документы для оформления карты в социальное учреждение. Ведь ни полиса страхового, ни паспорта у него нет.
- В нашем отделении сестринского ухода есть терапевт и еще несколько врачейспециалистов, но для полного освидетельствования ему нужен хирург, фтизиатр и другие. Рентгеновский снимок мы сделали, но его некому профессионально описать,- говорит лечащий врач Володи Елена Николаевна Фролова. - На мой взгляд, Смирнов ничем таким не болен, лечение не потребуется, но все же нужно убедиться. Кто привезет сюда врачей-специалистов? Обычно это делают родственники, а в данном случае их нет...

Понятно, что теперь мы должны стать нашему герою близкими людьми, тем более что никого у него, похоже, действительно нет на белом свете, кроме добрых людей. Отец и мать умерли, был брат, и его уже нет на земле. В общем, оказалось, что не только бананы-апельсины, конфеты и папиросы нужны сейчас Володе. Без хороших друзей он просто пропадет. Теперь об интернате. Будучи в командировке в райцентре Тонкино, мы специально заехали в местный дом-интернат, посмотреть, не может ли стать этот приют в сосновом бору постоянным местом жительства для Владимира Смирнова. Что говорить, интернат великолепный. Народу немного - около 50 человек, отличная баня, столовая с четырехразовым питанием, прачечная, вокруг лес с грибами и ягодами. Директор интерната Александр Ефимов, выслушав нашу историю, сказал, что был бы не против такого жителя.
- Если он еще и работать сможет, то вообще будем рады. Тут у нас молодых мужчин мало: я, водитель да завхоз. Мы бы вашего Смирнова поставили на протезы, у нас уже один такой подопечный есть, много помогает.
И вашему бы дело нашлось. Оформляйте пакет документов из соцзащиты, медицинские карты, результаты медобследования, анализы... Когда мы рассказали об этом разговоре Владимиру, у него даже глаза загорелись: "А что я делал, когда в больнице кстовской жил? Так же и помогал, и теперь смогу..." Улыбнулся наконец. Видим, сможет, хочет, будет. Ему повезло как никому из многих сотен таких же одиноких и заблудившихся. Похоже, что на его пути попадутся еще неравнодушные люди, и с их помощью, может быть, нам удастся что-то сделать. Мы будем сообщать читателям о дальнейшей судьбе Владимира Александровича Смирнова.
И еще. Встретились за это время на нашем пути чудаки, которые искренне недоумевали: почему вы носитесь так с этим бомжем? Не слишком ли много чести ему? Обидно, право, звучит, и не только для Смирнова, но и для всех, кто проявил и проявляет обычное человеческое милосердие. Да, мы не поможем всем, к сожалению. Но может быть, создав прецедент, вытащив одного из нищеты, мы заставим когото взглянуть по-новому и на других людей, которые живут в подвалах и на свалках, собирают милостыню в электричках и пропадают пропадом прямо рядом с нами? Может быть, те, от кого зависит, чтобы люди жили как люди, тоже поломают голову, что с ними делать? Не обижайся, Володя, помоги и ты нам выполнить свой профессиональный долг.
Вера ЧЕБОТАРЕВА.