Андрей СМИРНОВ: Я обыватель, думающий о своей Бабе

Андрей СМИРНОВ: Я обыватель, думающий о своей Бабе

Кинорежиссер Андрей Смирнов известен широкому зрителю как автор легендарных "Белорусского вокзала" и "Осени". А еще как исполнитель роли писателя Ивана Бунина в фильме "Дневник его жены". И актер серьезных телесериалов, таких, например, как "В круге первом". Личность яркая, талантливая и неоднозначная, он очень интересный собеседник.
- Андрей Сергеевич, в годы юности моего поколения имя вашего отца, писателя Сергея Смирнова, и его книга "Брестская крепость" были у всех на слуху. Есть ли у вас возможность, как у известного и уважаемого человека, поддерживать интерес к его личности и творчеству?
- Его абсолютно забыли.
Никто из выросших за эти годы читателей писателя Смирнова не знает. Во-первых, набор книги "Брестская крепость" был рассыпан, и двадцать лет она не издавалась: один из ее героев впал в немилость, и в связи с этим печать приостановили. Потом вышли два тиража, уже в новые времена. Издательство "Терра" собиралось выпустить книгу к 60-летию Победы, но она там так и лежит.
Что мы делаем? Честно говоря, ничего не делаем. В прошлом году отцу было бы 90 лет. По любезному приглашению музея Брестской крепости мы с братом ездили в Брест. Вот там его помнят. Есть улица писателя Сергея Сергеевича Смирнова. В крепости мы отметили день его рождения.
Всё.
Мама жива, слава богу.
Она, конечно, на нас обижается, но, что можно сделать, я не представляю. Пробиться сегодня с культурной передачей на телевидение очень нелегко. Память об отце практически исчезла. А ведь он сделал, на мой взгляд, самое главное. При том что был верным сыном коммунистической партии, он добился изменения отношения к военнопленным. Несколько миллионов солдат попали в плен не по своей вине. Сталин объявил их изменниками Родины, отказался от помощи, которую им предлагал Красный Крест, они мерли как мухи. Мало того, многие, из немецких лагерей вернувшись, сразу же отправились в свои "родные". Благодаря усилиям отца людям вернули гражданское достоинство.
- Одна из самых заметных ваших ролей последних лет - в сериале "В круге первом". Есть ли, с вашей точки зрения, у современного интеллигентного человека возможность сохранять те чувства внутренней свободы и достоинства, которые демонстрирует в весьма неподходящих условиях ваш герой?
- Мне ваш вопрос кажется даже странным. Почему же нет? Все-таки Россия при всех издержках строит относительно демократическое общество. С трудом к этому привыкает, идет постоянная толкотня тудасюда, но в целом демократический процесс существует.
И сегодня нет такого давления на личность, какое было на протяжении восьмидесяти лет и каким оно было до революции - тогда другим, не столь страшным, как при тоталитарном режиме, но тоже было. В наши дни я не вижу ничего, что могло бы оправдать отсутствие чувства собственного достоинства, отказ от своих ценностей.
Не обязательно плыть по течению, можно плыть и против, и вообще быть в стороне.
Я иногда хожу по улицам и смотрю на молодых людей.
Какое поколение выросло! Я не говорю, что они иначе одеты, чем их родители двадцать лет назад на тех же улицах, - я это хорошо помню. Как и угрюмые выражения лиц, подозрительных, готовых к обороне. У нынешних молодых другое выражение глаз, нет привычного страха. Я иду и думаю: дайте им пожить спокойно лет сорок хотя бы - без войн и революций. И Россия обязательно даст такие плоды, о которых мы и мечтать не можем.
- Герои "Белорусского вокзала" воспринимаются сегодня не только людьми, прошедшими войну, но и теми, кто устанавливал некую нравственную норму мирной жизни.
- Наша сегодняшняя жизнь во многом человечней той, что была двадцать лет назад. Мы возвращаемся к норме. Разве можно сравнивать нынешнюю жизнь с той, что прожило мое поколение или поколение моих родителей? С тем кошмаром, который подстерегал обывателя на каждом шагу? Начиная с того, что жратвы нельзя было купить нормальной. А что такое было при советской власти купить детские колготки? У меня четверо детей - я знаю! И какие это были колготки! От них на нежной детской ножке рубцы оставались в полоску. Они были еще и страшного коричневого цвета! Только убийца мог вещь для ребенка покрасить в такой цвет. И других же не было! - Вы смотрели фильм дочери "Связь"?
- Ну а как же.
- Почувствовали диалог, в котором картина находится с вашим фильмом "Осень"?
- Нет. Хотя Дуня смеется и говорит, что это "Осень-2". Похожа, как всякая любовная история, не более того. Другая эпоха. Другие герои. Но сопереживаешь тупику, в котором они оказались, тоже. Почему у "Осени" была такая судьба? Возникла очень важная составляющая: не то, о чем герои говорят, а то, о чем они не говорят. И зритель тогдашний советский очень четко чувствовал, что они другие, они не с властью. Ощущал эту правду. И очень на нее откликался благодарно, прощая недостатки картины за отсутствие фальши.
Люди немногие осознавали важный компонент "Осени": это двое мелких интеллигентов, не говорящих о карьере и политике. Они стараются оба сохраниться как человеки. Жить по возможности с чистой совестью. И это важнее в "Осени", чем любовная история.
А герои "Связи" - свободные люди, их ничего не гнетет, они говорят, что думают, но сталкиваются с ситуацией, которая оказывается для них безвыходной. Того внутреннего подполья, которое было важно в героях "Осени", в "Связи" нет.
- В "Школе злословия" с Любовью Слиской речь шла в том числе и о "политической зачистке" телевизионного поля. От вашей "Свободы по-русски" действительно отказалось ТВ?
- Мы торопились завершить работу к 27 апреля - 100-летию со дня открытия первой Государственной думы. Ее не взял ни один федеральный канал. Все наши попытки пробиться на телевидение пока безуспешны.
- А мотивировали как?
- В основном никак. А второй канал устами его руководителя просил мне передать, что "Россия" ни при каких условиях не взяла бы картину, потому что (дословно) "у нас другое понятие о прекрасном".
- Ну что же, радует уже то, что понятие о прекрасном у канала все-таки существует.
- Да, вот такое своеобразное.
И объяснить это я никак не могу. Потому что в фильме нет никаких идеологических или политических претензий. Он сделан в расчете на молодую аудиторию, имеет две составляющие - и развлекательную, и просветительскую. Недаром душа картины, ее ведущий - Юра Шевчук, которого молодежь знает и относится к нему с доверием. Русский человек, размышляющий о драматических путях истории России. После нескольких встреч со зрителями в разных городах я понял, что та аудитория, которой картина адресована, воспринимает ее горячо.
- Что вас сейчас в жизни больше всего интересует?
- Вы знаете, я обыватель. Главное для меня - семья. Дети - это самое интересное. А кроме того, проект, над которым я работаю почти двадцать лет. Два года как закончен сценарий, средства с трудом, но уже начинают скапливаться.
Это кинороман, который называется "Жила-была одна баба".
История бабы и четырех ее мужиков.
Три пуда любви. Все происходит в глухой тамбовской деревне. Героиня - обыкновенная крестьянка. Из семидесяти пяти персонажей ни одного интеллигента. Начинается с ее свадьбы в 1909 году и заканчивается в 1921 году при разгроме Красной армией восстания крестьян под названием "антоновщина". Рассказ о честной жизни честных людей, о том, что пережил коренной русский крестьянин в самом центре России. Вот вам все мои интересы.
Ольга ХАРИТОНОВА.