Особая работа

Особая работа

Лицо командира инженерно- саперной роты сияло, словно медный самовар, а на душе пели соловьи. Еще раз придирчиво оглядев подчиненных, уже протянувших огнепроводный шнур, и не найдя огрехов в их работе, он направился к стоящему чуть в стороне человеку. Внешне он ничем не отличался от деловито снующих вокруг саперов и замерших на боевых постах солдат из боевого охранения, взглядами и автоматными стволами уткнувшихся в недружелюбную зеленку.

Осколок от Хаттаба

Еще полчаса назад ротный мысленно разражался в адрес этого человека самыми страшными проклятиями.
А сейчас готов был расцеловать его при всех или хотя бы крепко, по-мужски пожать ему руку. Но обстановка и разница в служебном положении не предполагали проявления каких-либо эмоций.
- Товарищ майор, обнаруженное по вашей информации управляемое минное поле обезврежено. Закладки подготовлены к уничтожению.
Желаете лично запалить шнур?
За этим так и слышалось: " Все, что могу...". Но майор лишь устало покачал головой и молча двинулся к бронетранспортеру, за которым уже кучковались завершившие свою тяжелую работу бойцы. Ротный сам поджег огнепроводный шнур.
Когда потревоженные взрывом грязные комья опустились на опаленную землю, командир саперов поднял попавшийся ему на глаза бесформенный кусок еще не остывшего металла, тщательно обтер его о штанину и протянул неразговорчивому майору: - На память. Если бы не ваша настойчивость, еще не известно, кому бы он достался.
Майор подставил руку под необычный сувенир, несколько раз подбросил его на ладони, словно оценивая на вес. И впервые за несколько последних недель улыбнулся: - А знаешь, капитан, ведь мы сегодня с тобой испортили праздник самому Хаттабу...

Успеть до беды

 Об офицерских погонах Володя Коробов, как и многие его сверстники, грезил с юных лет. А вот о том, чтобы служить в военной контрразведке, даже и не мечтал.
Но на последнем курсе Ленинградского высшего политического училища МВД СССР получил такое предложение. И не отказался.
До того как оказаться на курсах переподготовки, отслужил год в одной из оперативных частей внутренних войск. Успел побывать в нескольких командировках. А потом, вопреки существовавшим правилам, опять оказался в родной части.
Объяснением тому были назревавшие на Северном Кавказе события, а на имевшуюся в "особом" отделе вакансию требовался оперативник, обладавший боевым опытом.
Некоторые комбаты сетовали начальнику отдела контрразведки: - Мало того, что сманили грамотного офицера, так он теперь еще и разные каверзные вопросы задает. А совсем недавно только вытянувшись в струнку и мог разговаривать.
Тот лишь хмурил брови: - Во-первых, мы к себе никого силком не тянем. Во-вторых, безграмотные нам не нужны. Сами же потом намаетесь с таким. В-третьих, вопросы задает по долгу службы. Если к моему сотруднику есть претензии, прошу ко мне в кабинет, разберемся...
К молодому же оперу всегда относился с отеческим вниманием и заботой, учил тонкостям и премудростям ремесла: - Запомни, Володя, настоящий разведчик должен научиться работать на опережение. Последнее дело - ловить вооруженного дезертира.
Надо суметь сделать так, чтобы у солдата не было причин хвататься за автомат и бежать из расположения части. Поздно устанавливать имена боевиков, когда они уже расстреляют машину или собьют вертолет. Главное в нашем деле - найти информацию, источники, которые нам ее предоставят.
Теорию он усваивал на лету.
Практического опыта набирался уже сам. Не заставили себя ждать и результаты. У возвращающихся с Кавказа дембелей и контрактников, а порой и офицеров изымались незаконно вывозимые патроны и гранаты, запрятанные в хитроумно смастеренные тайники. Вместе с уголовным розыском пресекли поползновения криминальных группировок, разработавших целую систему по отбору у военнослужащих кровью и потом заработанных "боевых" денег. Цепко, с бульдожьей хваткой работал опер и в северокавказских командировках. Добывалась информация. А потом опустошались десятки бандитских схронов, нейтрализовались подрывники, вырывались из лап боевиков плененные военнослужащие.

Без выбора

Тот солдат пропал с поста одной из застав. Поиски по горячим следам ни к чему не привели. Начался кропотливый процесс. Это предметные разговоры с захваченными боевиками, доверительные беседы с местными жителями и представителями органов власти и еще многое такое, что казенным языком называется оперативной работой. Через какое-то время Коробов знал не только место нахождения пропавшего солдата, но и некоторые детали его поведения в плену, весьма заинтересовавшие контрразведчика. Поэтому, когда один из бандитских главарей через длинную цепочку посредников сам вышел на командование с предложением об обмене, майор начал готовиться к встрече с возвращающимся "страдальцем".
Разговор был долгим. Душещипательное повествование было выслушано.
Потом Коробов приступил к изложению собственной версии пленения, веско аргументируя имевшимися в его распоряжении сведениями. Они оказались настолько убедительными, что вчерашний "кавказский пленник", поняв всю бессмысленность дальнейшего запирательства, раскололся.
Служба его тяготила с самого начала. Оказавшись в районе боевых действий, почему-то посчитал, что если переметнется к боевикам, то его, как единоверца, не только примут с распростертыми объятиями, но и помогут вернуться в родные края. Там он обратится в комитет солдатских матерей со стандартной жалобой. Пока будут идти разбирательства, срок службы, глядишь, и закончится.
Боевики приняли радушно. Посочувствовали, накормили, расспросили о семье и службе. Потом тон общения резко поменялся. Как может правоверный мусульманин устраниться от священной войны, как может не пылать желанием помочь своим братьям в борьбе с неверными?
Освобождение? Деньги?
Новые документы? Только в обмен на согласие убить офицера. Замысел сводится к следующему. Солдата обменяют на задержанного связного боевиков, после чего он возвращается в свою часть, где публично раскаивается в своем неблаговидном поступке, рассказывает о мучениях, перенесенных в плену. И ждет сигнала - костра на окраине сельского кладбища, который будет означать, что следующей ночью расположение части будет обстреляно.
Личный состав, как и положено, поднимут по тревоге и вооружат.
Получив автомат и боеприпасы, солдат должен пробраться к командирской палатке, расстрелять офицера и по арыку уйти в сторону, где будет ждать автомобиль. В случае отказа пригрозили убийством всей семьи, адрес которой он сам же сдал накануне бандитам.
Так что выбора у него не было...
- Две человеческие жизни уберегли.
И совесть от еще более тяжкого греха удержать смогли, - подвел Коробов итог нахлынувшим воспоминаниям.

В списках не значится...

Комбриг на построении передал личному составу инженерно-саперной роты, участвовавшему в разминировании, благодарность от командующего объединенной группировкой войск, заверив, что это только начало. Перед отбоем писарь из строевой части по большому секрету демонстрировал бойцам в курилке список представленных к государственным и ведомственным наградам.
- Я только одного не пойму, пацаны, - деловито рассуждал он, затягиваясь выцыганенной по такому случаю у бойцов сигаретой. - Все, кто вчера на мины ходил, здесь указаны.
А "особиста" не включили.
- У них, наверное, свои списки, особенные, - резонно заметил кто-то из солдат. - Вот служба у людей: даже если и дадут медаль, не всегда и расскажешь, за что наградили...
Подполковник Николай ПЕТЕЛИН.

Камень памяти чекистам

Сегодня у здания института ФСБ будет заложен памятник работникам органов безопасности, погибшим при исполнении служебного долга Только за последние годы их было несколько десятков. Двадцать из них посмертно были удостоены звания Героя России. Среди них наши земляки: Анатолий Крупинов из Городца и варнавинец Александр Перов.
Памятник в Нижнем Новгороде станет первым в своем роде. Подобных, к которым был бы обеспечен свободный доступ, в России просто нет. Это несправедливо, считает депутат Государственной думы Александр Хинштейн.
Конкурс на лучший проект памятника должен состояться уже в следующем году.
Предполагается, что на сооружение монумента не будет затрачено ни единой копейки бюджетных средств, поскольку уже многие общественные организации и целый ряд ветеранских благотворительных фондов выразили свое желание участвовать в этом деле.
Гостями на сегодняшней церемонии будут один из руководителей ФСБ России генерал-полковник Виктор Колмогоров, начальник УФСБ РФ по Нижегородской области Олег Храмов, Герои России, слушатели института повышения квалификации и переподготовки кадров ФСБ, сотрудники антитеррористического центра, представители ветеранских организаций.
Дмитрий АРГУНОВ.