У них-в лотах,у нас-на лотках

У них-в лотах,у нас-на лотках

Возмущаемся иностранцами, которые смеют продавать российские награды, но спокойно ходим мимо лотков с тем же товаром в родном городе...
Совсем недавно по требованию российской стороны авторитетный аукционный дом Великобритании "Сотбис" вынужден был снять с торгов одиннадцать лотов советских орденов.
Начальная цена лотов была от 15 до 150 тысяч долларов.
По законам нашей страны продавать государственные награды строго запрещено, а вывозить их из страны не может никто, кроме самого награжденного.
Не известно, по каким законам совести или государства передают продавцам, может, воры, а может, внуки, а что еще страшнее - сами владельцы ордена и медали, за каждым из которых подвиг, пот и кровь отнюдь не безымянного героя.
Мы поехали по известным уже адресам, чтобы убедиться, так ли легко купить бесценную славу.
Оказалось, что находятся деятели, которые и славу, и отвагу, и труд, и мужество действительно выставляют на продажу. Мы не увидели препятствующих этому правоохранительных или каких-то других органов.
И прохожие спокойно шли мимо прилавка с табличкой "Куплю значки и знаки".
Продавец побоялся показать журналистам ордена, а медали лежали открыто, и за полсотни рублей он даже позволил нам сфотографировать "лоток" - драную картонную коробку. "Вы в выходные сходите на Большую Покровку, там выбор больше",- напутствовал он нас. Заодно мы узнали и цены.
В Нижнем они отличаются от столичных. Орден Красного Знамени, например, всего 5 - 6 тысяч рублей.
А в Златоглавой он же - 10 тысяч долларов. Медаль "За отвагу" - 350 рублей, в Москве 200 - 300 долларов.
Орден Славы от 900 до 3000 долларов, а медаль "Ветеран труда" - 4 - 5 тысяч рублей.
- Что вы делаете! Вы же расценки напишете, и все начнут медали продавать, кому жить не на что! - сказала нам нижегородка, присутствовавшая при разговоре.
Нет, не начнут. Помнится, однажды мы писали об умирающем ветеране, которого нашли в пустом доме с открытыми всем ветрам дверями.
"Посмотри, доченька, здесь ли ордена", - просил парализованный старик, здоровой рукой нащупывая под матрацем завернутые в тряпочку боевые награды. Нет, не все будут продавать. Десятки внуков и правнуков, написавших нам в газету рассказы о своих героических дедах и прадедах, как реликвию хранят в семьях медали, ордена, почетные знаки своих родных.
Их приносят в музеи, их показывают школьникам, ими гордятся.
В редакции "Нижегородских новостей" хранятся две медали, случайно потерянные хозяевами в этом году в Доме учителя. Мы уже сообщали об этом читателям, но владелец, видно, не прочитал газеты. Сообщаем еще раз. Спросите вашего соседа-ветерана, узнайте у родных и близких, нет ли среди них того, кто ищет бесценную пропажу.
Мы вернем найденное по первому требованию. Потому, что и мы не торгуем честью, славой и совестью.
Вера ЧЕБОТАРЕВА.

М Н Е Н И Е

Ордена на продажу

Я жил в те времена, когда Георгиевский крест, как и другие царские награды, был под запретом. Но мой дед гордился своим крестом, всегда говорил, что получил его, защищая Родину, она его за это и отметила. При царе деда, Георгиевского кавалера, не могла забрать полиция, освободили от подушных. И было еще много преимуществ у него. Долго мы хранили эту награду, да все равно сгинула она.
Но вот пришло другое время. Приятно было посмотреть на односельчан, когда они надевали свои ордена и медали и приходили к памятнику. Радовался и я наградам отца.
А сейчас дожил до того, что бывшие воины стесняются орденов. Больше того, видел как-то в автобусе, как малолетка пытался сорвать с фронтовика медали: зачем, мол, надел "побрякушки".
И никто из пассажиров не вступился в защиту деда.
А в одно воскресенье стал свидетелем, как на площади Ленина подросток продал целый кисет орденов и медалей за сто рублей.
Продал бесценное, оплаченное чьей-то кровью, а может, и жизнью.
Даже на всемирном аукционе отказались торговать нашими орденами.
Как бы не хотелось дожить до того, когда дедовские и отцовские награды станут большой редкостью даже в музеях, а то и вовсе исчезнут. Страшно!

Борис СТАРОВЕРОВ.