В чем разница между трудовыми мигрантами в СНГ и беженцами в странах Запада?

В чем разница между трудовыми мигрантами в СНГ и беженцами в странах Запада?

  • Хотят жить безбедно 

Позвонившая студентка отстаивала позицию, что эти миграционные потоки нельзя путать. Она, хоть и родилась в год распада СССР, прекрасно знает, что в Россию едут наши бывшие соотечественники в поисках работы, и для них постсоветская культура не является чуждой и враждебной. В условиях тотальной безработицы у себя на родине, когда бывает, что не устроишься даже дворником или посудомойкой, многие из них с нашей страной связывают свои надежды прокормить семью, дать образование детям.
И совсем другое дело - ситуация на западе Европы, куда беженцы стремятся за лучшей жизнью из разоренных "цветными революциями", гражданскими войнами и прямой агрессией так называемого "Исламского государства" (которое правильнее было бы назвать ДАИШ, как рекомендовал Межрелигиозный совет России, дабы невольно не дискредитировать слова "ислам" и "государственность").
Представить кого-то из этих беженцев с метлами в руках во дворе дома где-нибудь в Саксонии или с горой немытой посуды в пражском кафе, честно говоря, не хватает фантазии. Думается, они и рисковали-то жизнью в утлом суденышке на Средиземноморье, в общем-то, вовсе не для того, чтобы, приехав, батрачить на нового хозяина в Европе. А для того, чтобы безбедно жить на причитающееся в ЕС пособие вынужденным переселенцам.
Правда, первый же опыт показывает этим несчастным людям, что они и в Европе-то в принципе никому не нужны. На фоне гостеприимных заявлений некоторых политиков многие страны Евросоюза продолжают огораживаться, видя в незваных пришельцах чуждый этнически и религиозно элемент.
А недавние теракты в Париже со всей наглядностью показали, что за организацией этих бесчеловечных действий стоят даже не нынешние беженцы, а вполне благополучные граждане европейских стран.
И если нынешних беженцев раньше уж точно ничто не связывало с Европой, то организаторы терактов родились в чужой стране и выросли. Тем не менее они, не моргнув глазом, присягнули на верность ДАИШ и пошли на убийство своих нынешних сограждан. Спрашивается: почему? Думается, в том, как такое стало возможным, еще предстоит разбираться западноевропейским судебным психологам и даже психиатрам. Но нас, естественно, волнует другое: сможет ли ДАИШ распространить свою агрессию на территорию нашей страны?

  • Всегда были вместе

Эксперты полагают, что для этого у ДАИШ нет какой-то серьезной идеологической почвы. И хотя не секрет, что тысячи выходцев из стран Кавказа и Средней Азии воюют на стороне этого запрещенного в России государства, наша страна оказывает военную поддержку законному руководству Сирии, чтобы террористическая зараза не распространилась по всему миру.
И все равно Западная Европа - не Россия, где мусульмане, христиане, иудеи и буддисты веками жили в одной стране и в лихую годину вместе поднимались на защиту одной великой Родины. В России никогда не было ни инквизиции, ни религиозных войн. А все потому, что, по заверению историков, до прихода на политическую арену Владимира Ульянова-Ленина никто из власть имущих всерьез не интересовался национальностью и вероисповеданием своих граждан из убежденности, что перед Богом и законом все равны.
- Если обратиться к истории, то борьбу с польскими интервентами в начале XVII века возглавил наш земляк и национальный герой Кузьма Минин, который созвал в ополчение не только русских людей, но и поволжских татар, и те активно откликнулись на его призыв, - приводит пример национального единения заместитель председателя Духовного управления мусульман России в Нижегородской области Мунир Беюсов. - Кстати, есть версия, что и сам Минин вел свой род из крещеных татар.
По его словам, мусульманин - это прежде всего помощник. Он всегда должен прийти на помощь, вне зависимости от того, кто его сосед: еврей, русский, черный, белый или желтый человек.
- Не случайно Российское государство и до революции, и потом доверяло мусульманам, считая их своими союзниками, - отмечает Мунир Ахметович.
Полностью согласен с Муниром Беюсовым и председатель НРО "Конгресс ираноязычных народов" Эрадж Боев. Прежде всего в том, что сегодня все духовные лидеры - и православные, и мусульманские - осуждают террор и тех, кто с оружием в руках от имени той или иной религии вершат убийства, злодеяния и пытаются перекроить геополитическую ситуацию. Внутри нашей страны эти очередные угрозы не проходят, а наоборот - только еще больше сплачивают народы и конфессии.

  • Искажая религию

- Сегодня все признают гнездом террористического зла Ближний Восток, те запрещенные в России организации, которые там формируются и ведут свою деятельность, подкрепляя ее извращенными взглядами на первоначально данную веру, - объясняет Эрадж Бегиджонович. - Потому что представители ДАИШ не имеют ничего общего с тем исламом, который исповедуют народы России, поскольку террористы трактуют религию так, как им нужно. А ислам учит гуманности и доброте. В его истории никогда не было таких "серых страниц", какие мы видим сегодня. Потому что сегодня сама вера стала слишком политизированной.
- Ислам в переводе с арабского означает "мир", и если открыть священный Коран, его первый аят гласит: "Во имя всевышнего Аллаха, милостливого и милосердного" - такими священное писание призывает быть и всех остальных мусульман, - подчеркивает Мунир Беюсов.
Эрадж Боев добавляет, что идеология ДАИШ направлена не столько против представителей других религиозных конфессий, сколько против самих же мусульман, так как исповедуемый там такфиризм осуждается традиционным богословием - считается, что данная деятельность направлена на раскол и дискредитацию религии как таковой.
Константин ШИШАРИН. Фото shemazing.net.

  • Кстати

Наказание, а не награда
Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров вообще считает, что настала пора отменять мораторий на смертную казнь для организаторов террористических актов и их пособников.
"Организаторы теракта или те, кто нажимают кнопку, никогда сами не наденут пояс смертника и не пойдут подрываться, - объясняет он. - Их призвание - отправлять на смерть других. Они любят деньги, красивую жизнь, уверены, что не окажутся на скамье подсудимых…"
Лидер Чечни подчеркнул, что несостоятельны разговоры о том, что террорист жаждет смерти и смертная казнь для него награда, а не наказание. И объяснил: тот, кто хотел умереть, он уже подорвался на мине. А вот кто других отправлял на смерть, сам, как правило, не торопится расстаться с этим светом.