Шекспировские страсти в современном интерьере

Шекспировские страсти в современном интерьере

Семейные психологи с ног сбились, пытаясь объяснить миру, что ревность – пережиток прошлого. А жгучие Отелло по-прежнему появляются – увы, и в нашей среднерусской полосе. Да только Дездемоны с той поры заметно изменились. Чуть что – и, хлопнув дверью, бегут жаловаться родителям или, того хуже, подают на развод. А то и за нож хватаются…

Гражданский брак

Шекспировской Дездемоне, если вы помните, было лет пятнадцать-шестнадцать, не больше, а нашей, среднерусской, извините, пятьдесят восемь. Впрочем, географическое название можно уточнить: деревня Корино Шатковского района Нижегородской области...

 Отелло на этот раз был моложе избранницы – ему пятьдесят четыре. Но, похоже, оказался не менее страстным, чем  венецианский мавр. Сожительницу свою ревновал к каждому столбу, хоть и не давала она ему значимых поводов. В деревне мужиков раз, два – и обчелся! Да и остались одни глубокие старики или безнадежные алкаши. А с ними какая любовь? Так, позубоскалили у колодца да и разошлись. Конечно, у нашей Дездемоны было не бедное прошлое, даже замужем побывала, правда, без детей. А с местным Отелло они сошлись лет тринадцать назад и жили вместе душа в душу, не регистрируя свои высокие отношения.

– Вели совместное хозяйство, держали коз, – рассказывает следователь Шатковского межрайонного следственного отдела старший лейтенант юстиции Кирилл Рябов, предпочитая по профессиональной привычке  язык протокола, – но по факту являлись сожителями…

С наступлением холодов так называемые гражданские супруги брали козлят-первогодков в избу, чтобы те не замерзли. Если присовокупить сюда собак и кошек, которые тоже любили тепло, можно предположить, что о домашнем уюте, тем более, о чистоте и гигиене там речи не было. Не было особой чистоты и в их гражданских отношениях. Соседи рассказывали, частенько от Шекспировых, ох, как пошла бы им эта фамилия, доносились на улицу крики и ругань. Однако в прошлом году неожиданно выяснилось, что рукоприкладством в этой неофициальной ячейке общества обычно занимается Дездемона.

– Она женщина агрессивная, – рассказывает Кирилл Олегович. – После этого случая состояла на учете в районном отделе полиции как лицо, склонное к проявлению насилия…

Повздорили они тогда с сожителем серьезно. Причина та же: Отелло взялся ревновать и называл, соответственно, якобы неверную супругу обидными для женщины словами. Дездемона молиться не стала, схватила кухонный нож и вонзила обидчику в ногу. Сама же рану потом перевязала и наутро даже попросила прощения у своего возлюбленного. За примирением сторон и суд ее простил.

Если один раз поднял руку на жену, поднимет и другой – так обычно говорят о мужчинах-деспотах. В этой семье деспотом была женщина. И Отелло после каждой своей вспышки ревности был ею поколочен. Вот такие метаморфозы творят времена с людьми!

День перемирия

В конце концов, ученые мужи вывели формулу: женщина ревнует, потому что любит себя недостаточно, а мужчина ревнует потому, что слишком любит себя самого. Наш Отелло, похоже, любил себя очень сильно, потому что начинал подозревать свою Дездемону, как только она исчезала из поля зрения. И тогда он обрушивал на нее целый поток синонимов, причем легитимных в этом списке было только три: шалава, шаболда и шлюха.

В то злополучное утро, как пишут романисты, ничто не предвещало беды. Обычная среда. Некоторые люди в такой день идут на работу. Однако по церковному календарю это был День святой мученицы Анастасии и преподобного Аврамия. По светскому – День энергосбережения, День экономиста и день окончания Первой мировой войны. Его еще в разных странах называют по-разному – День поминовения, День перемирия… Так или иначе, не отметить столь великую дату было нельзя. Поэтому, покормив живность, хозяева сели трапезничать. С недолгими перерывами на сон праздничное застолье затянулось аж до вечера. А когда стемнело, и нестерпимая жажда осушила кружки, Дездемона отправилась на колодец за водой. Сказала, на минутку, а явилась через час. Или в затуманенном ревностью мозгу Отелло время тянулось так медленно? Но когда возлюбленная переступила порог их гнездышка, первое слово, которое донеслось до ее нежного слуха, – «Шалава!». Дескать, опять у Кольки (Петьки, Васьки или Никодима Парамоновича) подолом трясла…

Слова обвинения тесно переплетались со словами оправданий – до тех пор пока означенная выше агрессия нашей красавицы вновь не побудила ее взяться за нож. Отрепетированным ударом она ловко ударила сожителя ножом в ногу.

Суд да дело

– На допросе гражданка пояснила, что после того как она применила нож, – рассказывал Кирилл Олегович, – они с мужем еще выпили, закусили, а потом уже легли спать. И только глубокой ночью, когда она стала его будить, чтобы опохмелиться, тот не отозвался…

Позже врачи констатируют наступившую смерть потерпевшего «в результате сильной кровопотери». А пока испуганная пенсионерка кинулась к соседям с криками о помощи.

– Свою вину она так и не признала, – продолжает следователь Рябов. – То ли не понимала, что явилось причиной гибели мужа, то ли делала вид, что не понимает. Но психолого-психиатрическая экспертиза признала ее вменяемой. И после завершения расследования дело было направлено в суд…

Психолог и следователь комментировали случившееся по-разному.

– Ревность – яркое эмоциональное чувство, усиленное эгоизмом, желание безраздельно распоряжаться другим человеком, которое обычно выражается в недоверчивости и подозрительности, – говорил психолог.

– Были бы трезвыми, этого бы не случилось, – коротко возразил следователь.

– …приговорить к наказанию в виде восьми лет лишения свободы с отбыванием этого срока в колонии общего режима, - подвел черту под этой шекспировской трагедией образца 2020 года шатковский судья.

Татьяна Чинякова.