В деле защиты старого Нижнего произошел настоящий прорыв

В деле защиты старого Нижнего произошел настоящий прорыв

Недавно в Нижнем Новгороде состоялось первое расширенное заседание комиссии по определению судьбы нижегородских домов. Домов старых – расселенных, аварийных, подлежащих сносу или, что существенно реже, реконструкции по программе ликвидации ветхого и аварийного фонда. О значении и возможной перспективе произошедшего корреспондент «НН» расспросила градозащитницу Анну Давыдову.

Неухожен? Не нужен!

– Анна, как понимаю, в областном центре начался очередной виток работы за сохранение исторически ценных зданий. Пожалуйста, расскажите об этом подробнее?

– Прежде всего напомню, что Нижний Новгород – один из немногих российских мегаполисов, где сохранилась историческая застройка. Ее островки, безусловно, придают городу особый шарм и привлекают туристов. Уж поверьте, никто не ездит смотреть торговые центры, а вот деревянное зодчество – уникальное, штучное – интересует многих.

Сейчас работает федеральная программа расселения ветхого и аварийного жилья. Это прекрасная программа, реально позволяющая людям переселиться из старых домов в новые и улучшить свои жилищные условия. В свою очередь, расселенные дома могут быть либо снесены, либо реконструированы. Чаще первое. В итоге по всей России под угрозой сноса оказались целые улицы исторических домов, конгломераты исторической среды.

Минувшим летом администрация Нижнего Новгорода готовила тендеры на снос старых домов, общим числом около 140. Дома – разные: бараки в рабочих кварталах, здания, представляющие собой историко-культурную ценность, в том числе те, которые уже консервировались волонтерами с перспективой постановки на гос­охрану и последующей реставрации.

Мы «включились» с тем, чтобы сохранить наследие, представляющее исторический и культурный интерес. Чтобы остановить «снос ради сноса». Отнюдь не на все освобождаемые участки претендуют застройщики, просто старый, давно не ремонтировавшийся дом, как говорится, «портит вид».

Конечно, отключенный от коммуникаций, с дверями и окнами нараспашку, дом вполне может выглядеть не лучшим образом. Но если его закрыть, аккуратно заколотить досками – в общем, законсервировать – и иметь в виду, что он подлежат восстановлению, то на реставрацию можно найти инвестора, и такие дома могут жить дальше, в том числе и как объекты исторической памяти.

В итоге была достигнута договоренность с губернатором. Под руководством Глеба Сергеевича прошло большое совещание, на котором обсуждалось будущее тех  домов. Было принято решение о работе межведомственной комиссии, состоящей из представителей городской администрации, министерства, управления госохраны ОКН, аттестованных экспертов федерального Минкульта, архитекторов. Каждое здание, предназначенное к сносу, комиссия будет обследовать, чтобы исключить утрату ценных  объектов.

Штучная работа

– И на первом заседании состоялись первые обследования?

– Да, было рассмотрено 28 объектов. Из них многие в Сормовском районе оказались банальными бараками, и их снос не вызвал вопросов. Зато выяснилась проблемная ситуация на улице Грузинской, близ синагоги, где имеется кусочек исторической уникальной среды Започаинья. Оказалось, что есть решение суда в двух инстанциях на снос двух прекрасных домов, каменного и полукаменного в стиле эклектики, стоящих на красной линии улицы. Застройщика на это место нет и, более того, непонятно, будет ли там новая застройка вообще, так как вплотную стоят ОКН регионального значения, синагога и дом №13 по улице Грузинской. Сейчас на высшем уровне решается вопрос о том, чтобы отменить решение суда, законсервировать эти дома и отреставрировать.

Интересно получилось с домом №5 на улице Космонавта Комарова в Ленинском районе. Это архитектурная жемчужина квартала, самого по себе колоритного – зоны компактной послевоенной советской застройки. Когда-то жилой дом был расселен, горел, был назначен к сносу. На его месте также не запланировано никакого строительства. Мы предложили законсервировать этот дом и дать ему новое назначение, а значит, и новую жизнь. Например, после реконструкции сделать там ясельный корпус, тем более что рядом находятся два детских сада.

Всё это – большой, настоящий прорыв! Мы благодарны чиновникам: они показали, что умеют работать качественно, четко выполняя поставленные задачи. Мы очень благодарны губернатору, который пошел на диалог. Скажу больше: впервые за многие годы между властью, экспертами, архитекторами, градозащитниками стало возможным конструктивно обсуждать вопросы сохранения исторической среды.

Доказано: ремонт показан

– Чем могут помочь сохранению исторического Нижнего простые нижегородцы – которые, вполне возможно, ходят по улицам, смотрят на ветшающую красоту и грустно ­вздыхают, жалея ее?

– Прежде всего, горожане могли бы изменить свое отношение к таким домам. Перестать считать их «гнилушками без будущего» – ведь это совсем не так. Исторические деревянные дома можно приводить в порядок, в них можно дальше жить. Мы это успешно доказали результатами фестиваля «Том Сойер фест», отремонтировав шесть домов в границах улиц Славянской – Новой – Короленко. Их тоже могли снести, но они служат людям верой и правдой. И радуют глаз. Надо дать историческим домам право на будущее, и мы проводим для этого немалую работу!

Быть может, эта работа не слишком очевидна. Наверное, было бы заметнее, если бы обветшавший объект вдруг, по мановению волшебной палочки, преобразился в отреставрированный, сверкающий свежей краской домик. Но нет, это дело небыстрое. Мы два года работаем над тем, чтобы расселенным и законсервированным домам найти инвестора. Требуется серьезная юридическая подготовка, так что лучше уж еще немного потерпеть, чтобы всё было правильно.

А если хочется помочь в смысле приложить руки – милости просим на «Том Сойер фест», который в этом году вновь пройдет на улицах Новой и Короленко. Потом можно будет ходить мимо отреставрированного дома, любоваться им и думать: «И я внес свой вклад в сохранение старого города!».

Мария Федотова. Фото Александра Воложанина.