Доки в вещдоках?

Доки в вещдоках?

В Нижегородском гарнизонном военном суде тяжело и негромко, как слон на цыпочках, идет процесс по делу бывшего начальника следственного отдела Нижегородского УФСБ полковника Владимира Обухова. Напомним, что обвиняется отставной полковник по двум статьям УК РФ: незаконная торговля наркотиками и хищение наркотических средств с использованием служебного положения. Изначально на скамью подсудимых рядышком со своим начальником должен был сесть бывший заместитель Обухова полковник ФСБ Олег Ефремов. Однако 37-летний офицер до суда не дожил: был убит при не до конца ясных обстоятельствах в "милицейской" 11-й колонии на Бору…
"Цыганские страсти"
В пазлы все играли? Фрагменты картины налицо, но так перемешаны, что семь потов сойдет, покуда сложишь их как надо. А сложил - и получается до боли знакомое изображение: зверюшки какой-нибудь, или птички, или цыган Виталинских… Не заговариваюсь: все и дело-то в том, что фрагменты были у нас на руках (а частью - и на страницах "НН"), а вот картинка сложилась лишь сейчас. Опять-таки, возможно, неполная, но все же…
Ладно, к делу: в конце 80-х, когда цыгане борского молдавского нэци начали потихоньку перебираться в Нижний, "баро шэро" их был некий Алик, он же Юзек Лакатош, уроженец Сербии. Традиционный цыганский бизнес - гадания и карманные кражи - довольно быстро перестали удовлетворять потребности 50-летнего "барона". И конкуренция высока, и милиция привязывается, все огорчить норовит… Да и много ли вытянешь из кармана?
Так или иначе, именно Лакатош первым наладил в Нижнем регулярную торговлю наркотиками: сперва "ханкой" - экстрактом опия - и анашой. Непосредственно продажи осуществляли, как у цыган принято, домашние женщины Алика - супруга Патрина Виталинская и дочери. Кстати, именно Патрина была первой нижегородской цыганкой, осужденной за наркоторговлю: в 1994 году Канавинский районный суд выдал ей 2,5 года… Отбыв срок, Патрина завязала с собственноручной торговлей и перешла на "тренерскую" работу, отныне отраву сбывали ее многочисленные дочери и зять.
Так продолжалось до 1999 или 2000 года, когда знакомый им частный таксист по имени Павел Краснощеков предложил Виталинским начать "правильную" торговлю…
Сам Краснощеков, только в мае этого года освободившийся из мест заключения, рассказывал на суде, что приятель его Александр Фролов, в чьем ЧП Павел иногда подрабатывал, зная о знакомстве последнего с Виталинскими, предложил ему начать реализовывать наркотики. Задача Краснощекова была довольно проста: сперва встретиться с наркосбытчиком, договориться о количестве отравы, забрать вперед деньги, а затем сделать "закладку" оговоренного количества и указать оптовику место схрона. Четыре поездки на недальнее расстояние - и 500 долларов в кармане. "Опасно это…" - засомневался Павел. "Не бойся, никто нас не тронет!" - "А почему?" - "Меньше знаешь - крепче спишь!" - загадочно произнес Фролов.
…Уже потом, через приличное время проболтается он, что наркотики - фээсбэшные и что завязаны здесь немелкие люди. "Обухов до самого конца не знал, что мне известно, где он работает!" - говорил на суде высокий седоватый, вовсе не похожий на жулика 56-летний Краснощеков. - Хотя мы с Обуховым даже на юге вместе отдыхали…" Известен был Краснощекову и второй "фейс" - Олег Ефремов. Впрочем, только по имени…
Будни наркополиции
Партии героина и метадона, распространяемые на территории Нижнего, давным-давно раздражали антинаркотические службы. Однако долгое время подходов к дельцам не было: мы немало рассказывали об отлаженных методах цыганской наркоторговли, что избавляет нас от подробностей. Однако и то мы говорили, что в случае опасности таборный цыган с легким сердцем сдает своего славянского подельника: для цыгана он прежде всего "гайджо", чужой, не совсем человек…
Поэтому, когда после долгой разработки Виталинские были арестованы, зять Алика-Юзека и Патрины Рустам (цыгане, впрочем, называли его Лютеком) в обмен на свободу согласился свести опера наркополиции с оптовиком, в данном случае Краснощековым. В один прекрасный день Лютек заявился на встречу с Павлом в сопровождении крепкого молодого парня кавказского обличия. Парень представился Магомедом. Цыган поручился за него, как за самого себя, - и отвалил от греха. (Забегая вперед скажем, что полицейские сдержали свое слово. На процессе Виталинских Лютек выступил свидетелем обвинения, "загрузил" тестя, тещу и супругу по имени Лора - и отправился на волю. Воля, впрочем, ему впрок не пошла: через несколько месяцев парень погиб в автокатастрофе.) Той порой кавказский бандит Магомед, он же старший оперуполномоченный по ОВД майор полиции Павел Маллер, закупил у Краснощекова две партии героина, после чего на запястьях злосчастного таксиста защелкнулись браслеты наручников. Через день был арестован Александр Фролов. Объяснение, отобранное у него в тот же день, наша газета приводила в одном из материалов: напомним, что звучали там и фамилия Обухова, и чин его, и место службы…
Дело было 17 декабря 2004 года. В тот же день тогдашний начальник оперативной службы УФСКН подполковник полиции Михаил Вьюнышев рапортом отправил документ начальнику управления генерал-лейтенанту Валерию Сажину. И здесь мы вынуждены рассказ о наркополиции пока завершить, знаем лишь то, что документ документом быть перестал, из дела был изъят и, по всей видимости, направлен на Воробьевку: сам бывший чекист, Сажин, судя по всему, хотел решить дело "по-домашнему"…
Отправили на пенсию
На процессе бывший начальник отдела собственной безопасности Нижегородского УФСБ полковник Андрей Вершинин рассказал, что проверку комнаты для хранения вещдоков его подчиненным поручили провести не то 18, не до 19 декабря того же 2004 года. Были выявлены серьезные нарушения, по результатам проверки и Обухов, и Ефремов написали объяснения. Через недолгое время Обухов тихо ушел на пенсию…
С Ефремовым было иначе. Дело в том, что не позже 1996 года совсем юным лейтенантом Олег Ефремов был назначен ответственным за хранение вещественных доказательств. Не по должности, а персонально. Именно у него были и журнал, и ключ, и личная печать. Шли годы, матерел бывший лейтенант, расцветали на его погонах звезды, а заветная комната все находилась под его началом. То бишь без его санкции или, по крайней мере, попустительства ни одна пылинка - не то что ни один "чек" наркотика - не могли исчезнуть. Так что, кто был в "тандеме" двух полковников главным (и не было ли еще поглавнее их!), вопрос. Кстати, отвлечемся, Олег Ефремов считался одним из наиболее перспективных сотрудников. Полковник в 35 лет, кавалер ордена Мужества, при ином раскладе мог бы он сделать блестящую карьеру. Не вышло. Был отправлен на пенсию (скоропалительно и практически без объяснений: в один голос говорили и Вершинин, и действующий начальник ОСБ полковник Борис Петров, что ни конфликтов с начальством у него не было, ни "оборотничества" его никто не поминал). А через несколько месяцев арестовали его за мошенничество, а там и гальванизировали дело 2004 года.
Через три или четыре месяца после ареста Ефремов был, как известно, убит. Обухов же предпочел в обмен на подписку о невыезде написать чистосердечное признание, от которого сейчас отрекается: говорит, "выбили угрозами". Однако свидетели "крепят" бывшего полковника, что называется, "по полной", в том числе Павел Краснощеков, кстати сказать на следствии опознавший Обухова в том числе по фотографии среди троих старших офицеров ФСБ, одетых в форму. И сами чекисты, бывшие и действующие, не очень его обеляют. И наркополицейские, участвовавшие в разработке и процессуальном закреплении дела Фролова - Краснощекова.

Вместо эпилога
Суд продолжается - ему и разбираться, был ли Владимир Обухов виновен, а если да, то в чем. Однако, ежели представить себе на миг, что свидетели обвинения говорят правду, получается страшная картина. Президент недавно назвал наркоторговлю "угрозой национальной безопасности страны". Получается, что сознательно травят Россию те, кто по долгу службы ее защищать обязан. Фактически - совершают нечто очень напоминающее государственную измену. Ведь ФСБ - элита правоохранительных органов. Элитарность, как медаль, имеет и реверс: способы совершения преступлений тоже "элитны", рядовым жуликам они и присниться не могут. Хотя связь офицеров ФСБ с мелкими жуликами, с неграмотными таборными цыганами, для коих понятия родины не существует в принципе… Честно говоря, очень легко верить до приговора в невиновность чекистов; просто свихнуться боязно, ежели все было так, как написано в обвинительном заключении и как говорят на суде свидетели.
…Когда судья спросил одного из них, отставного майора наркополиции Павла Маллера, в 2004 году разработавшего Павла Краснощекова, а в апреле 2006 года тяжело раненного в нашумевшей перестрелке на Мещерском озере, связывает ли он эти два события, бывший опер заявил буквально следующее: "На этот вопрос я отвечать отказываюсь. Но каждый, имеющий мозги, может ответить на него сам!"
Игорь ГРАЧ.