В «Усадьбе Рукавишниковых» показывают драгоценную посуду

В «Усадьбе Рукавишниковых» показывают драгоценную посуду

Стекло – вещь капризная. Оно трескается и бьется, а с течением лет (точнее, веков) еще и мутнеет. Тем ценнее дошедшие до нас образцы, уцелевшие меж жерновами эпох. Дивиться и ахать – без этого никак не обойтись на выставке «Поэзия стекла» (0+), открывшейся в музее «Усадьба Рукавишниковых» и работающей до конца календарного года. В экспозиции – шедевры русского и западноевропейского художественного стекла из собраний музея.

О чем тайно мечтали красавицы?

«Привези мне, батюшка, туалет хрустальный!» – просила средняя дочь купца Степана Емельяныча, отправлявшегося в заморские края.

Туалет – это туалетный столик с сопутствующими. Возможно, трюмо. В конце концов просто зеркало. Тоже роскошь! На Руси до XVII века зеркала считались крайне греховным предметом и имелись лишь у некоторых дворянок, да и то скрывались в тайных покоях, в киотах, за занавесками.

«Поэзия стекла» предоставляет возможность взглянуть, как выглядел вожделенный туалет: в экспозиции имеется дивной работы туалетный столик с зеркалами из коллекции Варвары Михайловны Бурмистровой. Когда-то в зеркальной глубине отражался образ молодой, богатой красавицы, обожавшей цветы, приемы… и благотворительность.

Особые витрины посвящены бисеру: ведь когда-то он изготавливался исключительно из стекла. Старший научный сотрудник Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника Ольга Яковук рассказала корреспонденту «НН», что бисерное рукоделие появилось на Руси в начале XIX века и быстро вошло в моду.

– Этим увлекались обеспеченные горожанки, – говорит она. – Вот, например, записная книжка, переплет которой вышит бисером. Работа очень тонкая, кропотливая, двигалась медленно. Как правило, такие вещи делались в подарок душевному другу. Среди тысяч бисеринок вполне можно было зашифровать какое-либо послание, насытив узор, скажем, различными символами или процитировав только двоим известные, наполненные особым смыслом строки.

Стаканы не для напитков

Один из особенно примечательных экспонатов выставки – уникальный «вершининский» стакан. Их изготавливал мастер Александр Вершинин в XIX веке на стекольном заводе Алексея Бахметева. Это изделие с двойными стенками, между которыми размещены миниатюрные картины из бумаги, мха, соломы. Всего в музейных собраниях и частных коллекциях во всем мире таких стаканов насчитывается около двад­цати. Восемь из них – в музеях России. Один у нас, в музее-заповеднике. Виртуозная, удивительная работа! На сегодняшний день никто пока не сумел ни восстановить технологию, ни создать нечто подобное.

Обширна и интересна экспозиция русского художественного гравированного стекла. Ольга Николаевна обращает внимание на стакан начала XVIII века. Вероятнее всего, он был изготовлен на Измайловском заводе – втором стекольном заводе в России. Там выпускали «питейную посуду».

– В ходе исследований я нашла практически такой же стакан, – говорит научный сотрудник музея, – он экспонируется в музее-усадьбе «Кусково». Вот только если сравнить эти два стакана, сразу видно, что московский выполнен не слишком опытной рукой ученика, а нижегородский – совершенен, он явно создан мастером. На «нашем» имеется и надпись, выгравированная на оборотной стороне: «Петр Алексеевич, Царь Московский…». Я очень долго расшифровывала эту надпись и, в итоге, пришла к выводу, что стакан этот изготавливал иностранец. Это вполне вероятно: царь Алексей Михайлович, с тем, чтобы восстановить утраченное во время ига производство и вновь обучить национальные кадры, стал приглашать из Европы – из Германии, Богемии, из Венеции – мастеров, чтобы они готовили учеников.

А вот стакан из собрания Каменских. С печатным изображением… гарема.

В семье не без сервиза

Коллекция предметов из сервиза графов Орловых середины XVIII века и Орловых-Давыдовых второй половины XIX века, поступивших в собрание музея из их имения в 1919 году, повествует об истории сервизов в дворянских семьях. В среде аристократии эти церемониальные наборы посуды были предметом гордости: они украшались гербами, монограммами и выставлялись на общее обозрение. Вообще, сервизы пришли в Россию во второй половине XVIII века, сначала они были фарфоровыми, затем серебряными. В XIX веке стали формироваться сервизные группы – чайные, столовые, кофейные, включающие графины, рюмочки, бокалы разного размера и формы, каждый со своей «специализацией»: графин с ручкой для вина, без ручки – для водки и так далее. С непривычки запросто можно запутаться, что и откуда пить!

Среди ранних экспонатов в «Поэзии стекла» имеются вещи из петровской коллекции. Они поступили в музей-заповедник из самого Монплезира.

Вот «аглицкая рисовка». Это характерный гравированный орнамент на бесцветном стекле, чаще всего изображение крупных цветов. В данном случае – гвоздики.

Два ярких экспоната из рубинового стекла приковывают взгляд. Они изготовлены в Германии в XVII веке. В аннотации рассказывается про немецкого алхимика Кункеля, получившего такое стекло в результате многочисленных поисков и опытов. Кроваво-красный цвет стеклу придает золото, добавленное в расплавленную стеклянную массу. После смерти мастера секрет был утрачен, но производство рубинового стекла восстановил Михайло Ломоносов в середине XVIII века. Сейчас рубиновое стекло делают с добавкой меди – именно из такого материала изготовлены звезды на башнях московского кремля, сменившие во времена оные гербовых орлов.

Мария Федотова. Фото Александра Воложанина.