Дочки-матери. Став соперницами, они не поделили одного мужчину

Дочки-матери. Став соперницами, они не поделили одного мужчину

Вы удивитесь, мать и дочь – соперницы? Да сколько угодно в наше время, когда матери «стареют» гораздо позже, а дочери-акселератки взрослеют раньше! В некоторых семьях такое даже трудно представить, а в некоторых – это абсолютная реальность, с которой сталкиваются обе стороны. Взаимоотношения матери и дочери уникально состязательны сами по себе, даже без участия мужчины, а уж когда на горизонте появляется Он и выстраивает любовный треугольник, тут родственные связи прерываются вовсе. Мать относится к дочери, как к подруге, которая ее неожиданно раздражает. Она завидует молодости, более интересной и яркой жизни или даже счастливому браку. Привычка кокетничать распространяется и на зятя: или он не мужчина? А она – женщина… И тогда борьба за пальму первенства идет не на жизнь, а на смерть.

В редакцию пришло письмо…

Был в моей журналистской практике такой случай. В редакцию пришло письмо от пожилой женщины-инвалида. Она слезно жаловалась на свою единственную дочь, которая не только не ухаживает за ней, но даже не навещает. Хотя живут они в Нижнем Новгороде чуть ли не на соседних улицах…

…Дверь мне открыла соседка, провела в комнату, где у окна в инвалидном кресле сидела седовласая, в очках, женщина, аккуратно причесанная, строгая и – как любят говорить писатели – со следами былой красоты, Ноги ее были укутаны пледом, в руках она держала раскрытую книгу. Этакая идиллическая картина достойной старости. Если бы не дочь! Подумать только, мать ее вырастила, дала образование, а она, врач по профессии, представитель самой гуманной профессии, вместо благодарности проявляет неслыханные черствость и бездушие…

Защищать стариков и детей априори нас учили наши старшие коллеги-журналисты, поэтому уже на следующий день я позвонила Елене Николаевне, так, кажется, звали эту беспринципную женщину. И уже через несколько часов она сидела напротив меня в редакционном кабинете. Эта встреча произошла лет двад­цать назад, сейчас уже не помню подробностей ее рассказа. Помню суть.

Леночка вышла замуж за своего однокурсника, когда они уже оба проходили интернатуру. Девушка была влюблена, беременна и абсолютно счастлива. После свадьбы Виктор переехал из общежития в их с мамой трехкомнатную квартиру на Гребешке, мама в зяте души не чаяла, называла его исключительно Витюшей, и вообще – в доме царила атмосфера взаимного обожания. Но однажды во время ночного дежурства Елене в больнице, а она была уже на четвертом месяце, стало нехорошо, внизу живота появилась тянущая боль. Дежурный врач соседнего отделения, женщина средних лет, замахала руками:

– И не возражай! Поезжай домой, полежи, а я тебя заменю, если понадобится…

Даже такси ей вызвала.

Когда Лена открыла дверь своим ключом и на цыпочках, чтобы никого не разбудить, направилась в их с мужем комнату, из маминой спальни донесся сдавленный смех. Инстинктивно приоткрыла дверь, и в ту же минуту небо упало на землю: ее мамочка на скомканных простынях и в кружевном пеньюаре нежилась в объятиях Витюши.

После того как у Елены Николаевны случился выкидыш, доктор, отводя глаза в сторону, сообщил ей, что детей у нее, по всей вероятности, больше не будет.

С автором письма мы тоже больше не встречались.

Смертельный треугольник

Боже упаси, эта история не имеет ничего общего с той, которая произошла пять лет назад в рабочем поселке Варнавино. Там дочь была гораздо старше – 1966 года рождения, а мать чтению классической литературы предпочитала бутылочку самогона. И вообще – дочь с гражданским мужем проживали в другом доме и даже на другой улице. Дом на улице Лесной в центре поселка, неподалеку от здешней автостанции, был на двоих хозяев: в одной половине жила семья из пяти человек, а в другой одиноко коротала свои дни мать нашей фигурантки. Впрочем, дочь с зятем к ней частенько захаживали в гости. Вот и в тот день – 

8 марта 2016 года они устроили застолье по поводу женского праздника. Гуляли, пили, веселились от души. Дым стоял коромыслом. Руководитель Уренского межрайонного следственного отдела СУ СКР по Нижегородской области полковник юстиции Алексей Южин не усматривает в этом деле никакой романтики:

– Обыкновенная пьяная бытовуха, – скажет потом Алексей Сергеевич. 

Однако сельчане думали иначе:

– Да она за стакан кого хочешь приголубит! И зять хорош – ему что мать, что дочь…

Так судачили бабы, вспоминая события пятилетней давности. И то сказать – в селе все как на ладони: и захочешь схоронить грех, так ведь не получится. На одном краю улицы чихнешь, на другом тебе скажут: «Будь здоров!». Да и сама фигурантка на допросе признается:

– Приревновала я ее…

Когда застолье подошло к концу, она не помнит. Не помнит, как добралась до дома. Но, очнувшись, вдруг не обнаружила в постели супруга. Дальнейшие ее действия были вполне осознанны. Вменяемость обвиняемой подтвердили впоследствии судебно-медицинская и психолого-психиатрическая экспертизы. Взяв канистру с бензином, она отправилась к дому соперницы. Подперев снаружи дверь черенком лопаты, чтобы уж наверняка, облила горючим крыльцо и бросила спичку. Над спящим поселком полыхнуло зарево.

Из материалов уголовного дела:

«Следствием и судом установлено, что в ночь на 9 марта 2016 года подсудимая, приревновав своего сожителя к матери, пришла к ее дому, облила бензином ступени у входной двери и подожгла дом, после чего с места происшествия скрылась. В результате пожара хозяйка не смогла выбраться из горящего дома и погибла. Сожитель, разбив окно, успел покинуть горящий дом и предупредить соседей…».

Приговор

– Когда-то она была вполне приличной женщиной, работала в системе ГУ ФСИН – в Варнавинской исправительной колонии № 7, – рассказывал о бывшей подследственной, а ныне осужденной полковник Южин. – Но потом стала выпивать… В итоге – по ее вине сгорел дом, один человек погиб и шесть человек, которые чудом спаслись из огня, получили травмы различной степени тяжести…

– Собранные следователем Уренского МСО доказательства признаны судом достаточными для вынесения приговора женщине, виновной в совершении преступлений, предусмотренных статьями УК РФ «Убийство, совершенное с особой жестокостью, общеопасным способом», «Покушение на убийство двух и более лиц, совершенное с особой жестокостью, общеопасным способом», а также статьей УК РФ «Умышленное повреждение чужого имущества, совершенное путем поджога», – просвещает меня исполняющая обязанности помощника руководителя регионального СУ СКР майор юстиции Ольга Круглова.

В связи с тем, что первый суд усмотрел существенные нарушения в следственных и процессуальных действиях органов предварительного расследования на досудебной стадии уголовного судопроизводства, приговор мстительной поджигательнице из Варнавина прозвучал спустя пять лет: 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. На днях он должен вступить в законную силу.

Татьяна Чинякова.