Евгений Люлин: «Я мечтал стать горнистом...»

Евгений Люлин: «Я мечтал стать горнистом...»

Пионер – значит, первый. Пионер – всем ребятам пример. Каждый, кто был пионером,  помнит главные слова той самой клятвы: «Будь готов!» «Всегда готов!» Наш сегодняшний собеседник в детстве, вместе со всеми, собирал макулатуру и металлолом, помогал ветеранам, играл в «Зарницу», участвовал в художественной самодеятельности. Как вспоминает он свое пионерское детство спустя полвека? Накануне юбилейного Дня пионерии мы задали этот вопрос председателю Законодательного Собрания Нижегородской области Евгению Люлину.  

– Хорошее было детство, счастливое! – признаётся Евгений Борисович. – Я вырос в селе Чернуха Лысковского района, где все друг друга знали. Учился в сельской школе. Пионерия учила нас дружить, хорошо учиться, защищать слабых, уважать старших, любить Родину. Учила только хорошему. Поэтому с огромной теплотой вспоминаю свои пионерские годы, наши походы, конкурсы, спектакли и, конечно, наших учителей и вожатых.

– Позже, будучи руководителем областной комсомольской организации, вы и сами занимались работой с детьми и молодежью... 

– Комсомол же считался старшим братом пионерской организации. Мы проводили слеты, зарницы, конкурсы. Помню, когда был секретарем комитета комсомола завода «Сокол», тренировал детские команды по футболу и хоккею в подшефном клубе «Костер». Придешь с работы, наспех перекусил и – в клуб. В те годы такой ритм жизни был нормой. Когда возглавил областной комитет комсомола, времени стало еще меньше. Только приедешь, к примеру, с фестиваля из Москвы и – сразу же телефонный звонок от Надежды Николаевны Белик, директора Дворца пионеров. Напоминает, что надо ехать в лагерь «Звездочка» на встречу с ребятами. Собираешься и едешь – рассказываешь, общаешься, отвечаешь на вопросы. 

– Евгений Борисович, а вы помните день, когда вас принимали в пионеры?

– Отлично помню. Это было 22 апреля, в день рождения Ленина. Залитый солнцем двор нашей сельской школы. Во дворе памятник вождю мирового пролетариата. Выстроился в шеренгу пионерский отряд, и я стою «перед лицом своих товарищей», произношу слова клятвы пионера. Замираю от счастья, когда на шею повязывают пионерский галстук. Он казался таким красивым! Наверное, с тех пор обожаю красные галстуки на белой рубашке...  Незабываемое ощущение радости от того, что, наконец-то, стал взрослым. До сих пор был октябренком, а с момента, как повязали галстук, появились обязанности. Мы ощутили себя ответственными...

– В чем выражалась эта ответственность?

– Металлолом собирали, макулатуру. Следили за чистотой на улицах. Сами не мусорили и малышню учили соблюдать порядок. Помогали семьям вдов и матерей фронтовиков, а их было в те годы половина села. Делали из фанеры красные звездочки, прибивали на калитки, отмечая таким образом их дома. Как настоящие тимуровцы, пилили дрова, вскапывали огороды. Это было серьезное, взрослое дело.

– Боялись подвести, не справиться?

– Всякое бывало. Помню, однажды мне поручили написать стихотворение в стенгазету. Ох, какие же это были муки творчества! Никак не мог подобрать рифмы. В конце концов, сочинил, конечно. Это было первое и последнее стихотворение в моей жизни...  Зато я неплохо играл на баяне. Однажды меня послали на смотр художественной самодеятельности. Выступал на сцене районного Дворца культуры. Помню, коленки тряслись от волнения. Через неделю в газете «Приволжская правда» вышла заметка, строки из которой помню до сих пор: «С большим вдохновением ученик шестого класса чернухинской средней школы Женя Люлин исполнил на баяне украинскую народную песню». Обо мне написали в газете – я был счастлив!

– Какие еще детские мечты удалось вам исполнить в пионерские годы?

– Была у меня заветная мечта – стать горнистом пионерского отряда.  Для этого надо было уметь хорошо играть на горне. И я учился. Замучил всех домашних. Но своего добился! Помню, в летнем школьном лагере каждое утро играл побудку. Наше поколение помнит: «Вставай! Вставай! Кровати заправляй!».  Горнист – это вообще очень почетное звание. Кто был пионером, тот помнит, что барабанщик идет позади пионерского отряда, а горнист – всегда впереди. Думаю, это детское желание быть первым наложило свой отпечаток и на всю мою жизнь,  на мою дальнейшую судьбу. Ведь и само слово пионер, вы знаете, значит первый, лидер, тот  –  за кем идут...

Комментарии

Вадим Гребенщиков, председатель Общественного Совета при ГУМВД России по Нижегородской области:

– Самое яркое впечатление от тех прекрасных лет – пионерские лагеря. Моя мама работала на Горьковском машиностроительном заводе, поэтому каждое лето я ездил в пионерлагерь «Красная гвоздика» – если не ошибаюсь, это в Лысковском районе. Мне там нравилось все – отрядные линейки, походы, военная игра «Зарница», спортивные соревнования, всевозможные конкурсы и, конечно же, долгожданный родительский день. Помню, как нас по очереди назначали дежурными по кухне, нам доверяли накрывать столы, помогать взрослым сотрудникам в столовой пионерлагеря... Ах, как мы тогда гордились таким доверием, как старались заслужить похвалу! 

Еще запомнились прощальные пионерские костры в конце смены – столько печали было в этом расставании с новыми друзьями... 

Людмила Обидина, доцент кафедры уголовного права и процесса юридического факультета Нижегородского госуниверситета имени Н.И. Лобачевского:

– Я выросла на Кубани, в предгорье Кавказа, поэтому больше всего запомнила наши походы с учителем физкультуры в горы. Ходили в походы всем классом на два дня, поднимались на гору Собер-Оаш. Разжигали там костер, запекали в золе картошку, пели пионерские песни...

Еще помню пионерский лагерь в Геленджике. Это были шестидесятые годы – война во Вьетнаме. К нам в лагерь приезжали в гости вьетнамские студенты. Помню, как мы выступали перед ними с концертом, повязывали им, в знак дружбы, пионерские галстуки...

Ольга Мокеева, начальник отдела метеопрогнозов Гидрометцентра ФГБУ «Верхне-Волжское УГМС»:

– До сих пор я бережно храню свой пионерский галстук и значки: октябрятский, пионерский, комсомольский. В пионеры меня приняли одной из первых в числе лучших, я тогда училась в 3-ем классе Филинской средней общеобразовательной школы №8 Вачского района. Я была на хорошем счету, неплохо училась, участвовала в общественной работе – занималась математикой с первоклассниками, отстающими по этому предмету. Мальчишки-одноклассники за это меня дразнили «вожак».  

В пионеры нас принимали в филинском парке у памятника Владимиру Ильичу Ленину в день его рождения – 22 апреля. Это было в 1967 году.  Под бой барабанов, звуки горна торжественно выносили знамя пионерской организации. Мы произносили клятву. Слова торжественного обещания я помню до сих пор : «Я, Ольга Мокеева,  вступая в ряды Всесоюзной пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю: горячо любить свою Родину. Жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая партия…» С собой у нас были первоцветы. Мы специально накануне собирали эти нежные цветочки – медуницу, хохлатки, чтобы возложить букеты к памятнику Владимиру Ильичу.  Это было очень волнительно.

Помню, как дома тренировалась отдавать пионерский салют, красиво поднимать руку в ответ на призыв «Будь готов!». 

Как пионер, я участвовала в сборе металлолома, макулатуры и лекарственных трав. После 7-го класса, уже будучи комсомолкой, отвечала за пионерский сектор в своей родной школе. Пионеры делали много хорошего, активно участвовали в жизни своей страны. Сегодня развивается волонтерское движение. Мне кажется, что добровольцев можно считать преемниками пионеров, они также неравнодушны к происходящему.

Ирина Шаталина, завтруппой Театра юного зрителя

– От пионерского детства осталось в памяти многое. 

…Линейка нашей пионерской дружины школы №7 города Горького. Старшая вожатая Надежда Родионова принимает рапорты. Председатель дружины Надя Закутина  торжественно произносит, что пионеры средней школы №7 на линейку построены. «Дружина, смирно!» – командует Надежда Константиновна громовым генеральским голосом, который имелся только у нее. Она перечисляет имена, которые тогда мы знали наизусть. Но последние почему-то  помню как сейчас: «…Братья Барабановы на линейке не присутствуют. Пали смертью храбрых в боях за любимую Родину». 

В это время наворачивались слезы,  представляла двух светловолосых мальчишек, похожих друг на друга. Барабанщика и горниста.  Мы – поколение послевоенное, но на каждой линейке называли имена товарищей, которые за одной партой сидели с нашими мамами и ушли на фронт сразу после выпускного.