Максим Дунаевский

Максим Дунаевский

Песни Максима Дунаевского, такие как "Пора-пора-порадуемся", "Все пройдет", "Городские цветы", "Позвони мне, позвони" пели и поют как на сцене, так и в компаниях. Сын известного композитора Исаака Дунаевского успешно доказал, что природа отдыхает на детях не всегда. Бывают счастливые исключения. Такие, как он.
- Максим Исаакович, два года назад в Петербурге вам в компании с Михаилом Боярским вручили серебряные кресты "За честь и достоинство" - знак отличия "Георгиевского Союза". Вы тогда сказали, что это ваша первая награда в жизни. Пошутили?
- Нисколько, сказал чистую правду. Если, конечно, не брать в расчет какие-то награждения "местного" характера. Например, грамоту МВД.
- И за что же вы удостоились грамоты МВД?
- За серию детских песенок, посвященных правилам дорожного движения. Больше вам скажу. За песню "Порапора-порадуемся" из кинофильма "Д'Артаньян и три мушкетера" Государственную премию получили и артисты, которые ее исполняли, и поэт Юрий Ряшенцев. Я же не получил ни-че-го! - Почему?
- "Ты обойден наградой? Позабудь! Небрежен ветер вечной книги жизни мог и не той страницей шевельнуть..." Вот так. Кстати, по поводу этой песни. "Три мушкетера" посмотрела вся Европа. Году в 82-м в Польше во время концерта, когда я заиграл "Порапора-порадуемся", публика вначале подпевала, потом пятитысячный зал встал. А после концерта пришли журналисты брать интервью, и один из них говорит: "Спасибо, что вы закончили свой концерт песней Исаака Дунаевского". Я расценил его слова как комплимент.
- Какое-то время вы жили в Штатах...
- Вот именно: жил. Ваши коллеги часто спрашивают: почему вы уехали из страны? Да, было время, когда я испытывал депрессивное состояние, вызванное явной или кажущейся невостребованностью, что, впрочем, для творческого человека явление вполне нормальное. Вот тогда-то я выезжал и проводил время за границей. Но я не поселялся в Штатах навсегда. Не устраивал, как некоторые эмигранты, распродаж имущества и роскошных прощальных банкетов. Я даю себе отчет в том, что моя публика, мои слушатели - здесь, в России. И прекрасно понимаю, что, даже если комуто из российских музыкантов очень повезет с работой, мы никогда органично не впишемся в культуру тех же Соединенных Штатов. Все мои разъезды по миру так или иначе связаны с моей работой. Сейчас у меня гораздо больше работы в России, поэтому я в Москве.
- А насколько известна музыка Дунаевских, отца и сына, на Западе, в Америке?
- Конечно же, ее там по большому счету не знают.
- Следует считать, что музыка и того и другого Дунаевского - наше национальное достояние?
- Считайте, как хотите. В течение как минимум 50 лет страна находилась за железным занавесом. О какой интеграции культур можно говорить?! На Западе вообще про нас ничего не знают! Не только в области музыки, но и в области театра, кино. Когда кто-то говорит: на Западе прошел такой-то фестиваль, где мы пользовались ошеломляющим успехом, это все от лукавого. Такие местечковые удовольствия. Исключение - симфоническая музыка, оперная, балет. Классика! В России ли, в Советском Союзе ли всегда существовало понятие - престиж страны. Поэтому, несмотря на сталинизм, на всевозможные ограничения, классическая музыка у нас всегда была мирового уровня.
"Тату" осуществили прорыв на Запад! Нонсенс это или не нонсенс, не знаю, но факт остается фактом. За всю историю нашей эстрадной и популярной музыки ничего подобного не было.
Что касается удивительной музыки более отдаленных времен, я думаю, сегодня такой прорыв невозможен. Увы. Нужно было раньше об этом позаботиться.
- Ваш сын Дмитрий продолжает династию Дунаевских? Мелькали сообщения, что его музыкальная карьера на Западе складывается удачно.
- Сейчас он не занимается музыкой. Бросил. Расхотелось...
- Я слышал мнение, что, если бы музыку Исаака Дунаевского в свое время узнали в Голливуде, его судьба сложилась бы иначе.
- Если говорить отвлеченно, то да, по качеству музыки Исаак Осипович был абсолютно голливудский композитор.
Он изучал и прекрасно знал не только классическую и советскую эстрадную музыку. У нас в доме была коллекция пластинок, о многих из которых в целях личной безопасности лучше было не распространяться. Отец всегда шел в ногу со временем. Так что у меня есть основания предполагать, что, если бы не железный занавес, Исаак Дунаевский стал бы мировой звездой.
- Не кажется ли вам, что вашей музыки и музыки вашего отца слишком мало звучит с телеэкрана?
- Почему мало? Достаточно.
Мне хватает. А зачем постоянно мелькать? Я появляюсь в тех программах, в которых считаю нужным появляться. А музыка звучит, фильмы идут. И на моих концертах, и на концертах, где звучит музыка отца, бывает много молодежи. Молодые люди с удовольствием слушают - и поют! - наши песни. Другое дело, что для современного исполнения песни должны быть непременно переаранжированы. Не снимаются же сейчас фильмы в черно-белом варианте и тем более немые. Техника идет вперед, и мы не должны пренебрегать ее требованиями. Я никогда не препятствую чьему бы то ни было желанию аранжировать мою музыку.
- Вы можете назвать точное количество фильмов, к которым написали музыку?
- Около семидесяти, включая иностранные. Плюс мюзиклы. Их около двадцати. А сколько песен? Затрудняюсь ответить. Не считал. Недавно узнал, что в постоянном обороте находится около ста моих песен. Диски, пластинки, концерты, телевидение, радио, даже мелодии мобильных телефонов! - И с "мобильников" вы что-то получаете?
- Получаю. Надеюсь, не станете спрашивать сколько. Все равно не отвечу.

Владимир ЖЕЛТОВ, специально для "Нижегородских новостей".