Балет по-народному

Балет по-народному

Меня часто спрашивали: Чем вас привлекает народный танец?" Задумываясь над этим, пришел к выводу, не вижу более праздничного, жизнелюбивого вида искусства. Это пластический портрет народа. Немая поэзия, зримая песня, таящая себе часть народной души, - так говорит Игорь Моисеев, человек-легенда, отметивший в уходящем году свое столетие.
В течение двух вечеров, и 17 декабря, знаменитый Ансамбль народного танца Игоря Моисеева выступал на сцене Нижегородского театра оперы и балета, вызывая неистовые овации переполненного зала.
Если концерты моисеевского балета не заставляют аплодировать, неистовствовать, топать ногами от удовольствия, значит, вы не совсем нормальны", - писала французская "Паризьен".
Ансамбль Моисеева - не просто танцевальный коллектив, но оригинальный зрелищный жанр - театр народного танца и авторский метод использования танцевального фольклора на сцене. Это музейные реконструкции обрядов, а, по существу, спектакли.
В первом отделении перед публикой предстала череда номеров, отражающих характерную яркость национальной пластики: молдавский жок, арагонская хота и прочие известные постановки, исполняемые моисеевским ансамблем. Это и впрямь были не танцы, но блестящие, острохарактерные зарисовки быта. Вместе с тем элементы танца (постановка рук, движения ног, характерные прыжки) отличались удивительной аутентичностью, что в антракте с восхищением отмечали профессиональные хореографы.
Таков редкий талант постановщика, способного "сочинять" танцы, принимаемые народом за свои собственные.
В одном из интервью Игорь Моисеев рассказывал следующее: - Интересуясь фольклором, я ездил по белорусским деревням. Дело было осенью, поспевал урожай картофеля.
Навстречу нам шла группа девушек, которые несли на плечах вилы и весело пели по-белорусски. Я спросил моего спутника, о чем они поют. Оказалось, они пели о картошке: просили, чтобы погода помогла ей уродиться, тогда год будет сытый, счастливый, а значит, будут и песни, будут и пляски. Возвратившись в Москву, я сделал танец под названием "Бульба".
Когда лет через пятнадцать я снова побывал в Белоруссии, то обнаружил, что всюду танцуют мою "Бульбу".
Спрашиваю: откуда у вас этот танец? Мне отвечают: "А он у нас всегда был". Хотя все фольклористы подтверждали, что этот танец появился в Белоруссии после моей постановки.
Если твое творчество настолько признает народ, что считает его своим, - это ли не высшая форма признания! Второе отделение оказалось программным - по мотивам произведений Гоголя и посвященным нечистой силе.
Оригинальное интро напомнило о "Вечерах на хуторе близ Диканьки". На фоне веселых дивчин и гарных хлопцев, под звуки цыганской скрипки произошло распитие спиртного (видимо, горилки), после чего стриженный "под горшок" пузатый мужичище, немного пошатавшись, рухнул наземь. Все последующее можно было воспринимать как бредовый сон...
Прибежали черти, подхватили мужика и утащили на Лысую гору, где под музыку Мусоргского проходил ведьмовский шабаш. Так как ведьмы слетаются на шабаш сами понимаете для чего, "сон" (или все же явь?) был сильно эротизированный. Очаровательные гибкие ведьмочки, все как одна одетые в сплошные трико телесного цвета, вместе с чертями проделывали разнообразные акробатические упражнения... А потом герой проснулся оттого, что черти стали тыкать его вилами, и спектакль, увы, закончился.
Мария ФЕДОТОВА.